Позиции российских церквей

Россия хочет поглотить Украину
Holy Scripture
Администратор
Сообщения: 1216
Зарегистрирован: 27 мар 2011, 20:51

Анафема за молитву о мире

Сообщение Holy Scripture » 04 апр 2023, 16:46

Почти 300 священников Русской православной церкви, подписавших в прошлом году обращение с призывом к примирению и прекращению войны в Украине, могут отлучить от Церкви. С такой инициативой выступил православный журнал «Благодатный огонь».
Издание считает, что указанные священнослужители предали Родину и нанесли «нож в спину российскому воину». Подобные прецеденты уже есть - недавно патриарх Кирилл отстранил священника от службы, который самовольно заменил в молитве слово «победа» на «мир».

© Republic · 10.02.2023

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 5633
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Вйона с войной

Сообщение FontCity » 19 май 2023, 18:37

"С РПЦ не хочу иметь ничего общего". Священник ушел из церкви из-за войны

Изображение
Аркадий Фомин

С первых дней российского вторжения в Украину Русская православная церковь встала на сторону Кремля. Глава РПЦ патриарх Кирилл вслед за президентом Путиным повторяет тезис о том, что россияне, погибшие на войне, "попадут в рай", и добавляет, что гибель на фронте "смывает все грехи, которые человек совершил". Но не все священнослужители поддерживают полное сращивание церкви и государства и ведение войны в соседнем государстве. Священник Аркадий Фомин из Коми лишился служения, потому что подписал антивоенную петицию и открыто высказывался против российской агрессии в Украине. Он рассказал Север.Реалии, что предпочел уйти из церкви, чем благословлять мобилизованных, отправляемых на фронт.

В джинсах, худой, с бородкой и волосами, собранными в хвостик. Внешне Аркадий Фомин выглядит как типичный провинциальный хипстер. В его речи проскальзывают сленговые словечки, он цитирует Пелевина и Стругацких. За плечами – гитара. Его нынешняя аудитория – посетители сыктывкарских рок-клубов. Но больше полугода назад публика обращалась к нему "отец Аркадий" и встречалась с ним в небольших сельских храмах Коми. Сегодня бывший служитель церкви не носит рясу и не проводит богослужения. Он по-прежнему считает, что Христос учил любви, но его взгляд на шестую заповедь "Не убий" разошелся с позицией РПЦ. И спустя несколько месяцев после начала войны 35-летний диакон Аркадий Фомин стал обычным мирянином.

Корпорация с патриархальными традициями

Аркадий посвятил церкви 11 лет, пять из них после рукоположения служил диаконом. Сейчас он признает, что не все традиции РПЦ были ему близки. Придя в "корпорацию с патриархальными традициями" – именно так он называет РПЦ, – Аркадий хотел в ней многое преобразовать.

– Лет в 12 я по собственной инициативе стал ходить в воскресную школу при храме. Потом перегорел и стал заурядным подростком 90-х и нулевых с интересами к панку и разным субкультурам. Переломный момент случился, когда умерла мама. Тогда после разговора со священником решил стать алтарником – своего рода помощником при соборе, начал ездить с батюшкой по деревням. Потом женился и уехал в Воркуту. В поселке Заполярный под Воркутой, где мы жили, в обычной пятиэтажке действовал небольшой приход. Тогда были, наверное, по-настоящему золотые дни моей церковной жизни. Там была маленькая община: комфортный круг, милые люди, всё как будто оторвано от реальности. Это было "розовое" христианство с теми чертами, которые чаще всего позиционируются в РПЦ, – рассказывает Аркадий Фомин.

Первые духовные разногласия с церковью возникли, когда Аркадий, тогда еще учившийся в семинарии, стал служить секретарем-референтом при Воркутинской епархии.

– Мне нужно было постоянно проверять электронную почту епархии. Там я увидел много неприятных вещей, касающихся отношений с людьми, и это произвело на меня сильное впечатление. Но настоящий шок случился позже. Однажды во время проповеди владыка Иоанн, архиепископ Воркутинский и Усинский, сказал, что все абортированные и умершие некрещенные младенцы попадают в ад. Сейчас у меня есть богословские знания, и я понимаю, откуда взялось такое представление. Как существуют разные школы философии, так и в христианстве есть разные направления: ортодоксальные консерваторы, фундаменталисты, модернисты и много-много "истов". Я часто говорю: "Сколько христиан, сколько и христианств". Понятно, что имеется общий базис. Но моё христианское представление иного толка. Слова владыки Иоанна тогда вызвали крайне негативные эмоции. Для меня в этом нет ничего общего с христианством, – рассказывает Аркадий.

Изображение
Аркадий Фомин в сельском храме

Расхождения с РПЦ возникали еще не раз. Когда в августе 2018-го его рукоположили, Аркадий не проявил стремления к традиционной церковной карьере: обзавестись приходом и окормлять паству. Свою деятельность он связывал с просветительством православной молодежи.

– Несколько лет подряд я подрабатывал воспитателем в детско-юношеском патриотическом лагере "Ратник", учил мечевому бою. При молодежном отделе Сыктывкарской епархии организовал богословский и киноклуб, устроил антикафе. Тогда я поверил, что церковь можно изменить в лучшую сторону. Что та грязь, что я встретил, весь обскурантизм, – все преодолимо. Увидел молодых людей, интересующихся православием. Хотелось и дальше заниматься молодежью, благотворительностью, миссионерством, социальной деятельностью, – объясняет он.

Сам он с 16 лет сочинял стихи, слушал рок-музыку, играл на гитаре, выступал с собственными песнями на конкурсах. Высшее образование он не получил: мама долго и тяжело болела, и было не до этого. Как говорит о себе Фомин, "получил образование, как Рэй Бредбери, в библиотеке: много читал". Со временем он планировал получить светское образование и стать психологом.

Изображение

Фомин считал, что в православном сообществе, как и в обычном, могут сосуществовать разные точки зрения. По его мнению, в христианстве люди имеют право на разные позиции: быть за Путина и Навального, представлять консерваторов и либералов. А каждый человек, кого считают "заблудшим", имеет в церкви право на утешение и понимание. Однако представителям ЛГБТ-сообщества в христианском прощении, как однажды выяснил Аркадий, было отказано.

– Главное действующее лицо РПЦ говорит: идите и учите народы. Но кто-нибудь слышал про православную миссию в отношении ЛГБТ? Православные священники ведут диалог с католиками, лютеранами, беседуют с военными, приходят в места заключения и проповедуют заключенным. Там сидят разные люди, где многие далеко не божьи овечки. Они совершили злые поступки, и некоторые в тюрьме в сексуальном смысле занимаются тем, чем занимаются представители ЛГБТ. К ним вы ходите, пытаетесь беседовать. А к ЛГБТ нет ни миссий, ни попыток выстроить диалог. Тут позиция однозначна: они грешники и все сгорят в аду. В РПЦ об этом представление на уровне четвёртого века. Они боятся об этом даже думать, хотя всем известно, что в РПЦ это явление тоже существует. Ни о какой инициативе – диалоговой или миссионерской – по отношению к ЛГБТ-сообществу в церкви нельзя говорить, – замечает Аркадий.

Конфликт на почве патриотизма

За год до войны на одной молодежной встрече при Сыктывкарской епархии в его адрес прозвучал упрек, что он "преподает антипатриотические настроения".

– Я всегда держался позиции, что патриотизм – это не про христианство. Под патриотизмом имею в виду не любовь к культуре, традициям, а его словарное определение. "Патриотизм – любовь к Родине и такое отношение человека и государства, при котором человек интересы страны и государства ставит выше собственных". РПЦ наследует черты Русской церкви времен Российской империи. Еще тогда существовал конфликт церкви со Львом Толстым, анархистом и антигосударственником, который считал, что государство и патриотизм – зло. Наша церковь скорее пользуется терминами Достоевского: "Русский – значит православный", и для нее патриотизм неотделим от христианства. Причем это именно милитаристский патриотизм, пропитанный восхищением перед воинским долгом. Здесь по-своему понимают слова Иисуса Христа о том, что "нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей".

По мнению Фомина, милитаристский патриотизм усиливался в церкви с каждым годом, и ему хотелось противостоять этим тенденциям. Он старался донести, что христианство – это в первую очередь о любви ко всем людям, и убеждал, что не может быть морального оправдания войнам.

– Почему мы должны выделять русских? Чем для Христа отличаются евреи и православные? Да, в мире есть зло, и иногда ему приходится противостоять агрессивными мерами. Но я против того, чтобы называть это добром. Даже если это меньшее зло, оно остается злом. В христианстве, даже если ты убил человека, защищая другого, или убил на войне, ты все равно совершил убийство. И на человека накладывается покаяние. Сложно иначе перетолковать слова Христа: "Вложи в ножны свой меч, ибо тот, кто поднимет меч, от него и погибнет".

Изображение
Аркадий Фомин в одном из детских лагерей

За подобные высказывания, идущие вразрез с позицией Сыктывкарской епархии, как говорит Аркадий, его считали едва ли не еретиком.

– Христианство в целом против лицеприятия, любить нужно всех людей. А патриотизм, напротив, говорит о том, что все народы хороши, но наш лучший. В России церковь как до революции, так и сейчас отравлена этнофилитизмом, при котором национальные интересы ставятся выше духовных. Я спрашивал, если все народы равны, то зачем нужно такое явление, как патриотизм. Не то, чтобы я собирался критиковать патриотизм совсем. Если кто-то для себя это определяет как любовь к березкам и стихам Есенина – на здоровье. Я сам люблю березки и русских поэтов. Другое дело, что в православии видят патриотизм иначе. Редко встретишь человека, который под флагом патриотизма раздаёт хлеб нищим. Зато под патриотическими идеями собирается много чего: от военных операций до крестных ходов в церкви. Против всего этого я выражал протест. Мне казалось это неправильным, нехристианским, чему я учил и других людей, – говорит бывший священнослужитель.

Рефлексия диакона Фомина на тему патриотизма не нравилась некоторым священникам, и в епархии на эту тему все чаще возникали дискуссии. Он предлагал задаться вопросом: "Какие интересы важнее: общечеловеческие или национальные?", предполагая, что однажды наступит момент, когда придется выбирать.

– Если говорить по учебнику о нравственном богословии, то по нему христианин должен более высокое предпочесть более низкому, – поясняет Фомин. – Человечество больше, чем нация, поэтому общечеловеческие интересы предпочтительнее. Удивительно, но многие священники считают, что предпочтение надо отдавать национальным интересам. Я был этим поражён. Другой вопрос, который возникал во время дискуссий о патриотизме: "Чьи интересы станут важнее, если Россия на кого-то нападет?" И, какая ирония, практически все говорили: "Мы, русские, никогда ни на кого не нападём". Я предлагал поразмышлять на эту тему, но меня одергивали: мол, зачем задавать спекулятивные вопросы, ведь этого никогда не случится. Хорошо помню, как ответил один священник: "Даже если такое случится, мы перестанем быть русскими". Вот слова, которые я слышал от людей за год до известных событий. Эти люди и сейчас выкрутились из ситуации. Теперь они говорят, что это не нападение, а мы заканчиваем начатую не нами войну.

Расхождения касались не только размышлений о том, кто более любит Отчизну. Диакона Фомина до начала войны тревожила позиция РПЦ по другим вопросам.

– Мне было не по себе от крайней прорежимности духовенства, поддержки репрессивных действий государства. Возьмём, например, заключение Алексея Навального в тюрьму. Знаю священников, которые одобрительно высказались об этом. Мне кажется, что когда к человеку применены репрессивные меры, долг духовенства поддержать человека в его страданиях. Более того, Навальный себя позиционировал как православный. Кроме того, РПЦ старалась максимально отмежеваться от всего западного. Вовсе не значит, что надо нахваливать Запад или сегрегироваться от него. Но в епархии это выглядело нарочито. Дескать, всё, что там, плохо. А здесь всё хорошо. Это противопоставление возрастало, возрастало и вылилось в то, что случилось, – говорит Аркадий.

Специальная православная операция

Несходство с РПЦ во взглядах на Запад, политику и общественные проблемы оказались для отца Аркадия особенно неприемлемым с началом войны. "Дед все-таки е****ся". С этих слов для отца Аркадия началось утро 24 февраля, когда его разбудил друг, у которого он остался ночевать.

– В первую очередь испугался за родных и друзей, которые живут в Украине. Прекрасно понимал, что их жизнь в опасности. И неважно, что у нас это называли специальная операция, для них это была война, – рассказывает Фомин.

В Украине Аркадий оказался пять лет назад, после того, как они с супругой поняли, что в Воркуте им трудно выжить.

Изображение
Воркута

– В какой-то момент в поселке Заполярном жить стало невыносимо: закрылся медицинский пункт, цены росли, зарплаты маленькие… У этого северного посёлка невероятная куча проблем, поэтому оттуда все уезжают. И мы с супругой решили поехать в Украину – в ее родной дом под Черкассами, где живут родители. С работой и там было непросто: мы с родственником чинили в поселке крыши, собирали помидоры. Но основная работа была по хозяйству, тем более что там оно огромное: картошка, кукуруза, козы, гуси… Тогда одним из самых успешных моих заработков стала колка грецких орехов: собирали урожай, кололи, разделяли на сорта и продавали оптом.

Жить в Украине дольше 90 дней мужчине с российским гражданством нельзя. Поэтому Аркадий пару лет мотался между Сыктывкаром, где учился в семинарии, и Черкассами, пока окончательно не осел в Коми. Но дружеские и родственные связи с Украиной оставались.

– Моим родным повезло. Большинство оказалось в городах, которые не страдали от оккупационных военных действий. Хотя, что касается авиации, они так же постоянно живут в состоянии перманентной "повітряної тривоги". Никто из них меня не упрекал, что моя страна напала на Украину – моя позиция им известна, – говорит Аркадий.

Когда начались военные действия, Аркадия, по его словам, настолько "шваркнуло", что ему хотелось что-то совершить на горячую голову. В первые дни он винил церковь только в том, что она молчит. Диакон предполагал, что мнение духовенства разделится и у церкви есть шанс повлиять на ситуацию. Но патриарх Кирилл ничего не говорил. Аркадию же хотелось подтолкнуть стороны к примирению. Он предложил устроить публичную дискуссию и высказать свою позицию о войне. На предложение откликнулся один культурный центр в Сыктывкаре.

– Узнав об этом, из епархии написали: "Отец Аркадий, одумайся! Ты сначала должен получить благословение". Но это моя общественная позиция и речь идет о военных действиях, по которым хочу выразить позицию четко и ясно. Хочу, чтобы моя совесть была чиста. И я решил высказать свое мнение вопреки воле епархии. Считаю, что такое действие требуется от каждого человека, имеющего хоть какую-то возможность влиять на людей словом. Тут нельзя молчать, независимо от того, дают тебе на это право или нет. Для меня это не вопрос послушания. Это как если бы на улице один человек пытался другого убить, а я в этот момент звонил начальству и спрашивал, можно ли помочь. Это нелепо, – считает он.

В начале марта 2023-го в интернете появилось обращение священнослужителей РПЦ с призывом к примирению. Подобные петиции тогда подписывали многие, кооперируясь, прежде всего, по профессиональному признаку – ученые, преподаватели, журналисты.

Аналогичную петицию, распространявшуюся среди священников, подписал и диакон Аркадий Фомин. Всего под ней значится 294 имени священнослужителя Русской православной церкви, правда, большая часть тех, кто подписал обращение, находятся за границей.

Некоторых из тех, кто остался в России, за подпись под этой петицией ждало административное преследование. Так, в декабре 2022 года клирика храма Благоверных Ярославских чудотворцев Казани иерея Глеба Кривошеина за подпись под антивоенной петицией суд оштрафовал по административному делу о "дискредитации" армии на 15 тысяч рублей. А 8 февраля редакция сайта "Благодатный огонь" предложила руководству РПЦ лишить сана священников, которые подписали этот документ.

– Мои высказывания не только не вызвали поддержки, сочувствия, но впоследствии в Сети начались угрозы в расправе и обещания сообщить в определённые органы. Скорее всего, за этим ничего не стоит, но жить в атмосфере угроз непросто, – признается Аркадий.

После публикации одного стихотворения на своей странице "ВКонтакте" он получил от епархии выговор.

– На меня условно написали донос. "Прилетело" за то, что, дескать, проповедую злобное учение каббалы. Дело заключалось в том, что в опубликованном стихотворении использовались иудейские слова, – рассказывает он.

После подписания петиции и открытых высказываний против войны службы у диакона прекратились. Под разными предлогами Фомина перестали брать на богослужения в села, куда он приезжал несколько лет. Перед ним стоял выбор: отправиться на поклон к архиепископу и попросить новое место или сохранить антивоенную позицию.

– От меня в любом случае потребовали бы извинений и признания лояльности. Так поступить я не мог. К тому времени владыка Питирим, архиепископ Сыктывкарский и Коми-Зырянский, был вовсю СВО-шным. Он публичная личность, понимает свой статус и знает, как его слова влияют на людей. Многие думают: "Что скажет поп, то и хорошо". И если он благословляет кровопролитие, публично поддерживает войну, значит, и он повинен в этой крови. И я не вижу, в чем его отличие от убийцы. Его позиция очень патриотична, и он прекрасно понимает, сколько людей доверяет его авторитету.

По мнению диакона Фомина, индикатором мировоззрения архиепископа Питирима является его поэзия. На своей странице во "ВКонтакте" тот регулярно публикует стихотворные строки, в которых выражает поддержку Владимиру Путину, пишет, что "вновь бить врагов настал черед" и "очистят землю Божьи "Грады".
Питирим Волочков - 31 дек 2022 в 18:41
С НОВЫМ ГОДОМ!!!!! А всем нам в будущем году - Победы над нацисткой нечистью и искоренения из нашего бытия проявлений сатанизма, о котором говорил Президент.
С Новым годом! БОЖЬИ «ГРАДЫ»
От фашизма, зарождённого в Европе,
Мир спасла советская Россия.
Не добитых уводили, пряча тропы,
Звались что крысиными, из Рима.

И теперь нацизм с фашизмом нор нарыли,
На Украине устроив гнёзда.
Русские их планы адские раскрыли,
Русских освящают с неба звёзды.

Кто не в Бога, а в людей лишь тщетно верил,
Не получит от Христа награды.
Запад Русь Святую мерой не измерил.
Да очистят землю Божьи "Грады".
С уважением А. Питирим. Сколько можете, помогите на завершение внутренних работ в звоннице (колокольне), переслав на карточку СБЕРБАНКА № 4276280012294275
Обращаясь в соцсетях к пастве за денежной помощью на колокольню и другие нужды, архиепископ добавляет для надежности фотографию Владимира Путина – в проруби, с оружием или даже детских лет.
Питирим Волочков - 10 дек 2022 в 15:25
Божие благословение вам братья и сестры во Христе, частные предприниматели и организации. Сколько можете, помогите на завершение внутренних работ в звоннице (колокольне), переслав на карточку СБЕРБАНКА № 4276280012294275
За такую преданность президенту 24 января архиепископ из Коми попал под санкции Украины. Действовать они будут в течение 30 лет. На новость о санкциях Питирим тоже отреагировал стихами:

"И санкций украинского фашистского режима,
Друзья мои, я вовсе не боюсь.
Восстал нацист Зеленский против Света Серафима,
С которым Бог, Кем я всегда хвалюсь".


Питирим считает, что санкции на него наложили "враги церкви и русских людей", а его патриотическую позицию в России не понимают "предатели Родины, покинувшие нашу страну, расстриги, недоучки-семинаристы, душевно страждущие, кураевцы". При этом сам архиепископ Питирим заявляет, что украинцев "братски любит".

Нормальная мужская работа

После того, как Фомин публично выразил свою антивоенную позицию, официальное служение для него закончились. В православной церкви есть три меры воздействия на священнослужителей. Первая запрещает проведение служб, при этом человек номинально остается священнослужителем и к нему нужно обращаться "отец". Вторая мера предполагает изгнание из сана, после которой служитель становится обычным мирянином. Третья – отлучение от церкви, когда человек перестает считаться православным. К диакону Аркадию Фомину применили первую меру или, проще говоря, уволили из РПЦ.

– Церковь такой стала не внезапно, не 24 февраля. В ней уже была косность, обскурантизм. Сейчас церковь тем более готова обслуживать режим, делать все, что ему выгодно. Для России церковь – идеологический инструмент, – говорит бывший священнослужитель.

Какое-то время Аркадий был в депрессии и сидел без денег, но позднее нашел, как он говорит, "нормальную мужскую работу": поработал два месяца кочегаром в котельной. Но предприятие вскоре закрылось, и он снова остался без заработка. Найти новое место ему помогла любовь к гитаре – теперь Аркадий менеджер в школе вокала. Работа ему дается тяжело, хоть он и замечает, что "работал на корпорацию с двухтысячелетним опытом по заманиванию людей". Фомин продолжает сочинять стихи, выступать с молодой сыктывкарской группой и мечтает зарабатывать частнымиуроками музыки.

Изображение
Аркадий Фомин на концерте

Он говорит, что отстранение от церкви в какой-то момент избавило его от морального выбора: во время мобилизации ему не пришлось благословлять людей на войну.

– Возможно, некоторые священники честно и открыто поддерживали мобилизованных в тяжёлые минуты. Но проблема в том, что священника направляют к военкоматам явно не отговаривать от поездки на фронт, а, наоборот: "Давай, брат, спасай Отчизну". Даже если бы мне как священнослужителю пришлось поддерживать солдат на СВО, это было бы соучастием в военном процессе. Участвовать в этом мне хочется. Не потому что не ценю жизни парней или не хочу, чтобы у них было спокойно на душе, а потому что любое участие священнослужителя будет использовано не для хороших действий, – объясняет он.

Спустя год после начала войны диакон Аркадий Фомин не поменял свое отношение к ней.

– После событий в Буче и других новостей из Украины я радикализировался, хотел что-то реально изменить, причём с высокой степенью опасности для себя. Но нужно здраво оценивать свои возможности и понимать, что человек несёт ответственность не только перед собой или перед народом. Он несет ответственность перед близкими, друзьями, перед тем будущим, в котором он сможет что-то изменить к лучшему менее жертвенным способом. Как говорил Сэлинджер, легко отдать жизнь во имя идеи, но тяжело жить во имя идеалов. Поэтому, где надо, лучше быть тихим и спокойным. Лучше делать хорошие ставки, чем плохие, – говорит Фомин.

Индивидуальное общение с Богом

Оставшись без церковного служения, Фомин не разорвал духовные связи с православием. Он по-прежнему ведет религиозную жизнь, но она серьезно изменилась. Он с меньшей радостью идет на воскресные службы, а вместо этого предпочитает молитвы с друзьями.

– Я отделяю РПЦ и церковь. Церковь – это духовное образование. РПЦ – вполне понятная компания, у которой есть сертификаты, ИНН и куда более четкие границы. Иногда я посещаю службы в храмах Русской православной церкви, поскольку убежден, что Бог с каждым имеет индивидуальное общение. Для меня множество ритуалов не имеют такой ценности, какую они имеют для среднестатистического православного человека, – говорит Фомин.

Помимо этого, он рассматривает переход в другую религиозную юрисдикцию. При выборе новой церкви ему важно, чтобы она не определяла себя как единственно правильную. Он не исключает, что он там станет священником. Однако назвать эту молодую в юридическом плане церковь Фомин отказался.

– Позиция этой церкви такова, что она старается принимать разных людей. Обозначение чёткой позиции в отношении военных действий в Украине может кого-нибудь отпугнуть и превратить церковь в обиталище идеалов, поэтому она свою позицию открыто не выражает. Но она скорее "против", чем "за". Меня такое отношение плюс-минус устраивает. Главное, что у них есть, – это приятие чужих взглядов. В отличие от РПЦ, они не считают, что они единственные имеют право на существование. Для них, как и для меня, важнее всего любовь.

Изображение

Аркадий Фомин убежден, что сложные отношения с РПЦ возникли не только у него как у священнослужителя, но и у многих верующих в России. По его мнению, РПЦ сейчас переживает кризис и после окончания войны ей придется претерпеть изменения.

– Патриотично настроенных, поддерживающих правительство верующих немало, поэтому многие укрепились в вере. Но есть и другие люди, кто близок моим убеждениям, и они либо больше не считают себя частью Русской православной церкви, либо относятся к ней менее лояльно. Сценарий того, как поведет себя РПЦ после окончания войны, может быть разным. Например, в 1965 году Папа Римский открыто извинился за все действия католической церкви, связанные с гонениями на людей. Интуитивно кажется, что все будет как раньше. Большинство людей ходит в церковь не за тем, чтобы получить удовлетворение в режиме или, наоборот, поддержку своей оппозиционности. Они ходят для общения с Богом. Изменится мир, и церковь изменится. РПЦ переживает сложные времена не из-за того, что на нее есть какие-то гонения. Но ее моральное поведение как организации скорее ужасно. Мириться с этим и существовать внутри нее человеку с моими взглядами и принципами не представляется возможным. С этими тремя буквами – РПЦ – не хочу иметь ничего общего, – говорит бывший священнослужитель. – Иисус Христос завещал прощать людей, и я с радостью прощу этих людей, стоит им только измениться. Я допускаю право на существование в церкви плюрализма этических взглядов. Но сейчас есть одна главенствующая позиция – прорежимная, провоенная. И мириться с ней, мне кажется, подлинный христианин не может.

СМОТРИ ТАКЖЕ:
Семеро смелых. Православные священники Литвы – против войны в Украине
"Остановиться у последней черты". Священники против войны

© Север.Реалии. 1.3.2023
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Holy Scripture
Администратор
Сообщения: 1216
Зарегистрирован: 27 мар 2011, 20:51

Патриарх открестился от Путина

Сообщение Holy Scripture » 27 июн 2023, 12:14

Патриарх Кирилл: "Говорю вам перед Богом, Путин мне не приказывает"

Предстоятель Русской православной церкви патриарх Кирилл (Гундяев) после литургии в монастыре в Московской области заявил, что не получает распоряжений от президента России Владимира Путина.

Иерарх и РПЦ после начала февральского вторжения в Украину активно критикуются за сращивание с властью, в нескольких странах Восточной Европы и Балтии это приводит к усилению государственного давления на местные православные церкви в составе РПЦ.

"Некоторые наши противники, показывая пальцем, говорят, что вот там патриарх – он, что называется, по приказу президента действует. Перед Богом говорю вам: никаких никогда приказов президент патриарху не отдавал, не отдаёт", – цитирует священнослужителя ТАСС. – И я уверен, как православный верующий воцерковленный человек, и отдавать не будет."

По словам Кирилла, в России "сложилась симфония" в отношениях светской и церковной власти. Он считает, что о ней "мечтали в Византии", но там ей мешало то, что императоры считали себя главой церкви – из этих слов следует, что их власти Кириллом противопоставлен светский характер власти Путина.

Ситуацию в России предстоятель назвал идущей вразрез движению отпадения от Бога в мире. По его мнению, Россия и РПЦ – "совершенно особый остров свободы".

Кирилла в западных странах активно критикуют за высказывания, которые можно расценить как поддержку или оправдание войны в Украине. Предстоятель РПЦ де-юре не является главой церкви, однако воспринимается так в общественном сознании.

В мае 2022 года глава католической церкви папа Франциск рассказал в интервью итальянской газете Coriera della Sera, что Кирилл в разговоре с ним оправдывал войну, "рассказывая о подлётном времени ракет НАТО".

Ответом на слова Кирилла, как говорит папа, были такие его слова: "Брат, мы не государственные чиновники, мы не можем использовать язык политики, только язык Иисуса. Для этого мы должны искать пути мира". По мнению папы римского, патриарх "не может превратиться в путинского алтарника".

© Радио Свобода. 18.04.2023

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 5633
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Миру не место в РПЦ

Сообщение FontCity » 21 июл 2023, 14:48

Священник РПЦ заменил в молитве "победу" на "мир". Его лишили сана

Церковный суд в Москве лишил сана священника Иоанна Коваля, клирика храма Андрея Первозванного в районе Люблино. В "молитве о святой Руси", которую читают во всех храмах РПЦ в связи с войной в Украине, священник заменил слово "победа" на слово "мир". Ранее по распоряжению патриарха Кирилла Коваль был запрещён в служении.

Заместитель председателя Епархиального суда Московской епархии протоиерей Владислав Цыпин подтвердил изданию "Правмир", что причиной лишения Коваля сана стало именно внесённое им изменение в слова молитвы. По словам Цыпина, тем самым священник допустил "клятвопреступление", отказавшись исполнять распоряжения священноначалия. Цыпин утверждает, что проблема не в слове "мир", а в неповиновении священника своему начальству, которое настаивало на том, что молитву необходимо читать так, как предписано.

Постановление церковного суда должен утвердить патриарх.

В тексте молитвы, утверждённой патриархом Кириллом, содержатся слова "возстани, Боже, в помощь людем Твоим и подаждь нам силою Твоею победу". Коваль же произносил "возстани, Боже, в помощь людем Твоим и подаждь нам силою Твоею мир". Телеграм-канал "Христиане против войны" сообщал, что некие прихожане храма, которым это не понравилось, написали на священника донос.

© Радио Свобода. 13.05.2023
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Holy Scripture
Администратор
Сообщения: 1216
Зарегистрирован: 27 мар 2011, 20:51

Пацифизм и православие несовместимы

Сообщение Holy Scripture » 31 авг 2023, 17:46

В РПЦ назвали пацифизм несовместимым с православным учением

Позиция по этому вопросу содержится в материалах к заседанию церковного суда, где рассмотрят высказывания священника Иоанна Бурдина. В прошлом году его оштрафовали по делу о дискредитации армии из-за слов о военной операции

Изображение
Иоанн Бурдин (Фото: ioannburdin / Telegram)

Пацифизм не совместим с учением православной церкви и в разные эпохи присутствовал в еретических доктринах, говорится в материалах к заседанию церковного суда, на котором будут рассматриваться высказывания запрещенного к служению костромского священника Иоанна Бурдина. Он опубликовал их в своем телеграм-канале. В прошлом году Бурдина оштрафовали по административному делу о дискредитации армии после того, как священник осудил военную операцию на Украине.

Высказывания священника, которые, как утверждается, «явно порочат деятельность высшего церковного начальства» РПЦ, «подрывают доверие верующих» и наносят «вред церковному единству», планируют рассмотреть на заседании церковного суда в управлении Костромской епархии 16 июня.

«Но и самый пацифизм, которым священник Бурдин пытается прикрыться от обвинений в его адрес, не совместим с действительным учением Православной Церкви, в частности, изложенным в «Основах социальной концепции». Пацифизм в разные эпохи церковной истории присутствовал в еретических доктринах - у гностиков, павликиан, богомилов, альбигойцев, толстовцев, обнаруживая, подобно иным утопическим идеологиям, связь с древним хилиазмом», — говорится в материалах к судебному заседанию, в которых подчеркивается, что на протяжении всей истории церковь благословляла воинов на защиту страны.

В то же время в тексте высказывается мысль, что пацифизм Бурдина является «односторонним» и «мнимым», в котором «отчетлива видна его антироссийская политическая позиция, в нашей стране воспринимаемая как неприемлемая» и радикально расходящаяся с позицией РПЦ.

По административному делу о дискредитации армии (ч. 1 ст. 20.3.3 КоАП) Бурдина оштрафовали в марте 2022 года. Это произошло после того, как он, будучи настоятелем церкви Воскресения Христова в деревне Карабаново под Костромой, опубликовал на сайте прихода ссылку на антивоенную петицию. Кроме того, он обратился к своим прихожанам. «И я подчеркнул перед прихожанами, что не собираюсь молиться ни о поражении российской армии, ни о победе украинской армии. Для меня не важно, чья там кровь проливается. Гибнут украинцы, гибнут русские солдаты… брат убивает брата, христианин - христианина», — говорил священник.

Бурдин запрещен к служению с 19 марта 2023 года. Сам он это связывает с официальным запросом разрешить ему перейти в Болгарскую православную церковь (автокефальная, относится к Константинопольскому патриархату).

«Из наспех составленной бумаги я узнал, что в материалах, которые я публикую в своем блоге, найдена «хула на церковь». По чему на основании правила 55 Святых апостолов («если кто досадит своему епископу») я временно (до исследования опубликованных статей) запрещаюсь в служении. Это был недвусмысленный ответ на просьбу Болгарской церкви о моем переходе», — отмечает священник в своем телеграм-канале.

О вызове на церковный суд Бурдин сообщил 8 мая и опубликовал соответствующее уведомление от Костромской епархии. Ее глава, митрополит Ферапонт, по словам священника, передал ему материалы к заседанию суда. «Большая редкость, обычно об обвинениях узнать можно только непосредственно на самом суде», — отметил Бурдин.

РБК направил запрос в Синодальный отдел по взаимоотношениям церкви с обществом и СМИ, а также в Костромскую епархию.

© РБК, Кирилл Соколов, 11.06.2023

Holy Scripture
Администратор
Сообщения: 1216
Зарегистрирован: 27 мар 2011, 20:51

Добро должно быть с автоматом

Сообщение Holy Scripture » 29 дек 2023, 13:36

«Если священник взял в руки оружие, это ни о чём не говорит»

Воевавший настоятель храма из Иркутской области продолжает служить литургии

Священник из Иркутской области Андрей Дорогобид пять месяцев был на войне добровольцем и участвовал в штурмах украинских укрепрайонов. После возвращения в Братск он остался настоятелем местного храма: начальство Дорогобида дало на это разрешение. Специалист в церковной сфере называет ситуацию с отцом Андреем «важным прецедентом»: по канону православные священнослужители не могут брать в руки оружие и тем более стрелять из него. Если это происходит, священника должны лишить сана.

Андрей Дорогобид стал священником в 2005 году. До этого он служил в ОМОНе. В Братске Дорогобид много лет руководит секцией практической стрельбы и продолжает проводить тренировки после принятия сана. Сейчас 46-летний настоятель совмещает тренерскую деятельность (обучает стрельбе) со служением в городском храме, поставленном во имя святителя Иннокентия Московского.

В ноябре 2022 года Дорогобид уехал добровольцем на войну. В разговоре с ЛБ он рассказал, что ему предложили быть на фронте инструктором. Священник добавил, что он «вёл занятия по огневой подготовке на передовой», а также «неоднократно выполнял боевые задания и участвовал в штурмах укрепрайона». Он не стал отвечать, стрелял ли в противника. «Лучше не задавать такие вопросы», – сказал священник. На войне Дорогобид получил медаль «За отвагу».

Настоятель прислал журналистам ЛБ несколько своих военных фотографий. На одной из них он сидит в люльке трёхколесного мотоцикла. Мотоцикл выкрашен в бежевый цвет, на нём – буква Z. Сам Дорогобид одет в камуфляж, на голове – каска, на ноге – берцы, на правой руке – белая лента (отличительный знак российских военных). Священник держит руку на винтовке.

Изображение Изображение

В Иркутскую область священник вернулся в марте 2023 года. Он продолжил работать в храме, поставленном во имя святителя Иннокентия Московского. Например, в День Победы, 9 мая, Дорогобид отслужил утреннюю литургию и молебен «О даровании победы русскому народу». А 11 августа в городском соборе Рождества Христова отслужил литургию вместе с епископом Братским и Усть-Илимским Константином.

Журналист, специалист в церковной сфере, Ксения Лученко называет эту ситуацию «важным прецедентом». «Если епископы РПЦ в своих компромиссах дошли до того, чтобы сослужить с убийцами, это уже не на грани кощунства, а далеко за ней, – говорит Лученко. – На моей памяти многие священники на всякий случай даже машину не водили: если вдруг авария и по твоей вине погиб человек – это лишение сана без разговоров. Никогда не шла речь о том, что война всё спишет, даже евангельские заповеди. Кроме того, этот прецедент лишний раз доказывает, что в РПЦ никакое каноническое право не работает, канонами можно пренебрегать и де факто церковь управляется по понятиям, переходящим в беспредел».

Изображение
После возвращения с войны Андрей Дорогобид отслужил пасхальную литургию с епископом Братским и Усть-Илимским Константином.
Фото: Братская епархия


Осенью 2022 года православный журнал «Фома» объяснил читателям, что воевать священнику запрещено канонами церкви. «Он не может брать в руки оружие, потому что, если убьет человека, даже случайно, подлежит извержению из сана», – рассказал священник Виктор Никишов. Такие запреты действуют и в случае самообороны. По этим же причинам духовным лицам запрещается заниматься хирургией, а также охотиться.

«Священник может быть полковым священником, капелланом, то есть быть рядом с солдатами, поддерживать их духовно, исповедовать, причащать, беседовать, – уточнил Никишов. – Капеллану даже присваиваются воинские звания, но оружия он в руки всё равно не берёт».

В апреле 2023 года митрополит Ставропольский Кирилл выступил по поводу российских священников, которые едут на войну с Украиной в качестве добровольцев. Кирилл сказал, что они, скорее всего, не смогут по возвращении продолжить церковную деятельность, но каждый отдельный случай «будет рассматриваться индивидуально». «Убивал он [священник-доброволец] или не убивал, или был в обозе и варил кашу, – пояснил митрополит. – Есть штабы, базы, где трудятся водители, они тоже без оружия. Или, скажем, повара, которые хлеб выпекают. Может быть, он контракт подписал и был в данном случае в таком качестве».

Кирилл также добавил, что важно, получил ли священнослужитель перед отъездом на войну благословение: «Может быть, он всё бросил и без благословения уехал, это уже наказуемо», – сказал он.

Перед отъездом на фронт Андрей Дорогобид должен был получить благословение у епископа Братского и Усть-Илимского. Но он этого не сделал: новый епископ Константин приехал в Братск только в январе этого года, когда Дорогобид уже вовсю воевал.

В таком случае разрешение Дорогобиду должен был дать митрополит Иркутский Максимилиан. Но у Максимилиана священник-доброволец не побывал – об этом ЛБ заявил секретарь Иркутской митрополии, иерей Стефан Башков. «В том-то и дело, что отец Андрей поехал самовольно. Хотя его участие в СВО как не пастыря, а военного специалиста требовало однозначного благословения, – сказал Башков. – Я не знаю подробностей, но вроде какое-то разбирательство по этому поводу было. Вроде он признался, раскаялся. И решение о его наказании принимал уже епископ Константин”.

Изображение
Отец Андрей рассказывает студентам целлюлозно-бумажного колледжа о тактике ведения боя. Май 2023 года.
Фото: Братская епархия


ЛБ обратились за комментариями и к митрополиту Максимилиану, и к епископу Константину. Максимилиан ответил: «Архиереям звонить на мобильный не принято» и положил трубку.

Епископ Константин ответил, что рассмотрел дело Дорогобида. «Я не нашёл никаких препятствий для продолжения служения отцом Андреем в приходе, где он и служил», –заявил Константин.

Секретарь Братской епархии иерей Антоний Васильев добавил, что Константин дал такой короткий комментарий неслучайно: «Сейчас не совсем уместно писать про конкретных деятелей СВО. Есть вопросы безопасности, – объяснил он. – Не хотелось, чтобы батюшка получал по телефону или сетям какие-то угрозы или что-то такое контрпродуктивное».

Мы уточнили у Васильева, можно ли всё-таки священникам брать в руки оружие и участвовать в боевых действиях. «Только в экстремальных случаях, – ответил Антоний. – Всё-таки в основном его деятельность [Дорогобида] была связана с обучением. Он один из лидеров по практической стрельбе в России».

Васильев также предложил журналисту ЛБ «представить ситуацию, [когда] резко меняется линия фронта и отряд оказывается в окружении». «Тогда силы каждого нужны для прорыва», – подчеркнул иерей.

Коллега Васильева, секретарь Иркутской митрополии Стефан Башков, добавил, что, насколько он знает, Андрей Дорогобид «не участвовал, грубо говоря, в перестрелках». «Если ты взял в руки оружие, это ни о чём не говорит, – сказал Башков. – Тут нет такого: если оружие взял, то лишаем сана. Только если ты стрелял на поражение… Есть запрет на применение оружия, а не взятие его в руки».

Тем не менее Башков назвал ситуацию с Дорогобидом «непонятной и канонически дискуссионной». «Если всё же в штурмах он [Дорогобид] участвовал, пусть сам и комментирует», – заявил иерей.

Изображение
Андрей Дорогобид в люльке слева

ЛБ обратились также за комментарием в Московский патриархат. В Синодальном отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ нам сообщили: «Вынуждены оставить ваш запрос без ответа». После вопроса, с чем это связано, специалисты отдела посоветовали обратиться в Иркутскую митрополию и написали: «У священника есть совесть, а также священноначалие. С ними он и решает подобные вопросы. Мы комментариев не даём».

В последнем разговоре с ЛБ Андрей Дорогобид сказал, что он продолжает служить в храме и что у него «всё хорошо сложилось». После возвращения с войны священник проводит патриотические встречи с местной молодёжью. В мае он побывал в двух городских колледжах. На сайте Братской епархии написано, что Дорогобид рассказал студентам «о тактике ведения боя, об оказании самопомощи в случае ранения», а также «показал современное обмундирование».

В мае этого года в День славянской письменности Дорогобид организовал в Братске выставку военной экипировки и казачьего оружия напротив собора Рождества Христова.

«Мне радостно на сердце, когда вижу горящие глаза мальчишек, парней, когда они берут в руки оружие, надевают каску, бронежилет, – написал священник на своей странице во ВКонтакте. – Значит, бежит в их венах кровь воинов-победителей».

© Люди Байкала · Карина Пронина. 10.09.2023

Holy Scripture
Администратор
Сообщения: 1216
Зарегистрирован: 27 мар 2011, 20:51

Священник учит воевать

Сообщение Holy Scripture » 29 дек 2023, 13:42

Российский священник повоевал полгода добровольцем и вернулся служить в храме, церковь не видит в этом нарушений - «Люди Байкала»

Священник из Иркутской области, протоиерей и настоятель Свято-Иннокентьевского храма в Братске Андрей Дорогобид почти полгода воевал добровольцем в «СВО» на передовой и штурмовал укрепрайоны, после чего вернулся и продолжил служить в храме. Его церковное начальство не видит в этом нарушений, а в Московском патриархате в комментариях отказали, сообщает издание «Люди Байкала».

Сам Дорогобид рассказал «ЛБ», что на фронте вел занятия «по огневой подготовке на передовой», «выполнял боевые задания и участвовал в штурмах укрепрайона». На вопрос, стрелял ли он в людей, священник не ответил.

По данным издания, Дорогобид вернулся с войны в Украине в марте этого года. По церковным правилам священнику запрещено брать в руки оружие, чтобы никого не убить, а если это произошло, его должны лишить сана. Даже если священник применит физическую силу в целях самообороны и убьет человека, он все равно извергается из сана и не сможет больше служить, объяснял священник Виктор Никишов журналу «Фома».

Однако Дорогобид после возвращения продолжил служить в своем храме и исповедовать прихожан. В Московском патриархате изданию отказали в комментариях. На вопрос, почему, в Синодальном отделе по взаимоотношениям Церкви со СМИ пояснили: «У священника есть совесть, а также священноначалие. С ними он и решает подобные вопросы. Мы комментариев не даем». Начальство Дорогобида (митрополит Иркутский Максимилиан) также отказалось отвечать на вопросы. А епископ Константин в свою очередь заявил, что рассмотрел дело Дорогобида и «не нашел никаких препятствий для продолжения служения отцом Андреем».
Сейчас священник Дорогобид встречается со студентами в колледжах Братска и показывает им военное обмундирование, а также учит «тактике ведения боя».

В мае он организовал выставку с военной экипировкой и казачьим оружием.

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл (Владимир Гундяев) также оправдывает войну в Украине и призывает духовенство и верующих россиян молиться «о здравии» Владимира Путина. Папа римский Франциск рассказал, что во время разговора с ним Гундяев в течение двадцати минут читал по бумажке и приводил аргументы, оправдывающие вторжение России в Украину. Позже РПЦ опубликовала речь Гундяева, в которой он, обращаясь к папе римскому, рассуждал о том, за какое время ракеты долетели бы до Москвы, и жаловался на потенциальное расширение НАТО. В апреле 190 священников Украинской православной церкви (УПЦ) Московского патриархата (УПЦ уже отделилась от МП) потребовали отдать патриарха Кирилла под церковный трибунал за поддержку войны.

© The Insider. 29.08.2023

Holy Scripture
Администратор
Сообщения: 1216
Зарегистрирован: 27 мар 2011, 20:51

Помощь от церкви

Сообщение Holy Scripture » 22 янв 2024, 17:33

Священники потратили 100 литров святой воды для окропления целого района в Калужской области

В Калужской области военные помогли священникам окропить святой водой Козельский район.

Молитвенный облет прошел совместно с военнослужащими Козельской ракетной дивизии. Батюшки молились о мире и благополучии, передает издание "Подъем". Священнослужители сообщили, что летали около часа, за это время у них ушло около 100 литров святой воды, припасенной с Крещения.

"Мы с командиром дивизии еще на Пасху поговорили, что хорошо бы по окраинам нашего района облететь и покропить. Это была Крещенская вода. Полетное время – около часа. Мы рассчитали, сколько у нас уйдет воды, где-то 100 литров у нас ушло. Взяли все в пятилитровых бутылках и по мере того, как летели, у нас было устройство распылительное и им распыляли. Мы облетали по кругу вокруг Козельского района, все военные точки облетели, город, крестообразно пролетели над военным городком и вернулись на взлетную полосу", - рассказал отец Михаил Семенов.

В 2022 году стоимость летного часа вертолета Ми-8Т можно оценить в среднем в 130 000–150 000 руб., в то время как летный час Ми-8АМТ/Ми-8МТВ обойдется в 190 000–220 000 руб., такие расчеты озвучивал "Ведомостям" исполнительный директор отраслевого агентства "Авиапорт" Олег Пантелеев.

Калужская область за время СВО неоднократно подвергалась атакам украинских беспилотников, последняя из них была два дня назад.

© Информационная служба Накануне.RU, 07.09.2023

Holy Scripture
Администратор
Сообщения: 1216
Зарегистрирован: 27 мар 2011, 20:51

На страже национальных ценностей

Сообщение Holy Scripture » 22 янв 2024, 17:49

Патриарх Кирилл рассказал петербуржцам, как Пётр Первый боролся с западным влиянием

Изображение
Фото: Михаил Огнев / «Фонтанка.ру»

Патриарх Кирилл выступил перед участниками крестного хода на площади Александра Невского. Как передает корреспондент «Фонтанки», он рассказал верующим, что Санкт-Петербург был всегда оплотом защиты от Запада.

«Пётр боролся с западными влияниями, направленными на ослабление России. Он осознавал, что Петербург мог быть оккупирован другой силой. Поэтому он создал форты. Они закрывали вход в Петербург. Не верил Пётр в доброту соседей», — сказал патриарх.

Он добавил, что император понимал, что «различного рода псевдодуховные течения идут с Запада». Например, — под видом святой цели крестоносцы грабили земли.

Кирилл заметил, что и сам родом из Ленинграда, помнит город после войны: «Я помню разбитые стены от бомб. Город залечил раны, стал прекрасным».

Он пожелал верующим единения: «Храните отечество, оберегайте его. Идите на защиту его, как шел Александр Невский».

После него перед верующими выступил губернатор Александр Беглов и поблагодарил патриарха за возвращение в Благовещенскую церковь раки с мощами Александра Невского.

© Фонтанка, 12.09.2023

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 5633
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Война, клир и мир

Сообщение FontCity » 24 янв 2024, 18:00

«Каждый пытается привлечь бога на свою сторону».
Священники о том, как война в Украине расколола РПЦ


С началом полномасштабного вторжения в Украину патриарх Кирилл пообещал прощение грехов погибшим на войне, оправдал вторжение необходимостью борьбы с гей-парадами и поручил читать новую молитву - «О святой Руси». Священника Иоанна Коваля, который заменил в этой молитве слово «победа» на слово «мир», лишили сана, а иерея Иоанна Бурдина запретили в служении после антивоенной проповеди и штрафа за «дискредитацию армии». Такие штрафы получили и другие священники РПЦ, в том числе Андрей Кураев (его тоже лишили сана). Некоторые из них после начала войны подписали антивоенное обращение, под которым на данный момент почти 300 имен. Священники РПЦ рассказали The Insider, как они относятся к происходящему, почему за воинственной позицией церкви не слышны голоса тех, кто против войны, и как позиция патриарха Кирилла соотносится с Евангелием.

Имена некоторых героев изменены

«Служить Богу не запретишь»
Священник Василий, запрещен в служении после выражения антивоенной позиции


Про запреты в служении за антивоенную позицию

Меня запретили в служении, но кто может запретить служить Богу? Можно выгнать человека из храма, можно лишить его антиминса, который дает возможность служить в храме. Но служить Богу не запретишь: человек может служить, в конце концов, даже не как священник, а, например, проповедью, добрыми делами, которые он делает, да хотя бы воздержанием от зла.

Больше всего я боюсь потерять ощущение присутствия Божия рядом с собой. А эти запреты… Ну, запретили и запретили. Посмотрим, как всё будет развиваться. Сегодня - так, завтра - эдак. Если бы церковь была хоть в чём-то последовательна… А пока она демонстрирует зависимость от политического момента, несмотря на декларируемую при этом отдаленность от политики.

Я не думаю, что возможно оценить соотношение тех священнослужителей, кто поддерживает войну, и тех, кто против нее, но думаю, оно такое же, как в среднем по России. Потому что священники - это же просто обычная часть населения, отражающая тенденции, которые существуют в обществе. А в обществе большого энтузиазма нет, это же видно. Кому может нравиться воевать? Разве что профессиональным военным. А нормальному человеку в здравом уме это чуждо.

Достаточно большая часть священства старается сохранить нейтралитет по отношению к политическим темам и индифферентно относится к этому. Сказали читать молитву о святой России, почему бы и нет? Если завтра скажут помолиться за наших друзей африканцев — и за них помолимся, почему бы нет. Не антихриста же в конце концов призывают упоминать. Какие-то сомнительные богословские моменты, может быть, как-то всколыхнули бы, а так…

Официально антивоенная позиция вообще ничем не может грозить священнослужителю. Потому что какого-то канона, который призывал бы наказывать тех клириков, которые выступают против войны, естественно, нет. Тогда надо просто отменять и переписывать половину текстов литургии. «О мире всего мира Господу помолимся», - есть же куча текстов, которые говорят про мир...

Поэтому, например, священнику Иоанну Ковалю <его лишили сана за изменение слов в молитве «О Святой Руси» - The Insider> говорили, что это само по себе непослушание, нарушение священнической клятвы. То есть стараются просто вменить какие-то вещи, которые можно подогнать под каноны. Ну, а здесь уж как фантазии хватает. Кого-то пытаются обвинить в пацифизме, хотя вообще-то ни одним собором такая ересь не установлена. Но в итоге подобные обвинения не доходят до окончательного решения суда.

Пытаются либо найти, либо высосать из пальца какие-то канонические нарушения. Ну а канон как дышло - куда повернул, туда и вышло. Какого-то серьезного законодательства нет, церковного суда как такового нет, а то, что есть, - это пародия. Еще большая пародия, чем светский. Там нет соревновательности сторон, нет сторон обвинения и защиты. О каком праве вообще можно говорить, если нет самого главного? Просто надо было это как-то назвать, поэтому назвали судом. Я думаю, что не случайно те, кого лишают сана, в общем-то, достаточно легко восстанавливаются. Наверное, это значит, что они видят нарушения канонов, нарушения права человека на защиту.

Мой случай рассматривали на заседании епархиального совета, и это тоже было в некоторой степени анекдотом. Митрополит мне сказал, что не надо ничего говорить, никак оправдываться, «мы вам скажем то, что должны». То есть он напрямую сказал, что от меня не хотят ничего услышать, просто им спустили указание из Москвы, что надо провести заседание, вот они его и провели. Достаточно мрачно смотревшие на меня члены совета начали было наезжать, но митрополит это всё прекратил. «Нам надо было это сделать, мы сделали, но давайте не будем устраивать из этого публичной казни», - вот и весь негласный смысл этого представления.

Про поддержку войны со стороны церкви

Церковь не может поддерживать войну. Но это зависит от того, что вкладывать в понятие «церковь». Если рассматривать церковь как структуру, то она может поддерживать что угодно, если это выгодно тем людям, которые ее возглавляют. Если имеется в виду церковь как тело Христово, то как она может поддерживать что-то, что совершенно противоречит заповедям Христа? Она и патриотизм не может поддерживать, потому что наше отечество на небесах, а не здесь: мы странники. Об этом постоянно говорят апостолы. В XIX веке была засвидетельствована ересь этнофилетизма (<предпочтение национальных или этнических интересов общецерковным - The Insider>).

Изображение
Священник причащает бойцов «СВО»

Церковь не может быть национальной, она - вне национальности, государств, территорий; равенство и единство всех людей - это ее основа. Поэтому мне однозначно не нравится позиция Русской православной церкви, когда патриарху начинает присваиваться не свойственная ему роль: его начинают выделять как некоего Папу русского. Это не христианство, это не православие. Он - такой же епископ, как и все остальные. Если он будет заслуживать почета и уважения, значит к нему будут относиться с почетом и уважением, а если нет - то не будут.

Если мы берем Евангелие, то каждый человек должен решать для себя сам, что он выбирает. Выбираешь ли ты то, что сейчас называют пацифизмом, - по сути полное непротивление злу? Но с другой стороны, если на твоих глазах убивают твоих близких или просто невинных людей, должен ли ты этому сопротивляться? Как можно пройти мимо, когда кто-то страдает? Выбор стоит не между добром и злом. Выбор — между одним грехом и другим. Это и есть то, что называется неизбежный грех.

Изображение
Украинская православная церковь в Ясногородке, где украинская армия остановила наступление российской армии

Но у церкви есть достаточно разумный подход к этому, о котором говорил святитель Василий Великий: да, войны есть, в них должны сражаться солдаты, так случается. Но церковь должна призывать их к покаянию, должна им напоминать о том, что это не подвиг, а всё-таки грех перед Богом. На мой взгляд, позиция должна быть такой. Но это только моя позиция, ее очень сложно отстоять, потому что у людей сразу начинаются всякие возражения: а что ты будешь делать, если твоих детей резать будут? И действительно… Сказать, что я буду смотреть на это спокойно, я не могу. Поэтому тяжело за других людей решать и тем более за всю церковь как-то определенно говорить.

Про доносы

В церкви всегда было так - чем дальше от власти, тем проще. Лучше всего где-нибудь в глухой деревне, где никто не видит и не слышит. Если бы тогда прихожанка обо мне не сообщила, то, думаю, никто обо мне никогда не услышал бы. Я не помню канона, который бы запрещал донос, но, в принципе, ни с духовной, ни с моральной точки зрения, конечно, ничего хорошего в этом нет. Мы не найдем ни в Евангелии, ни в Священном писании, ни в каких-то канонических источниках, что надо на кого-то доносить.

Если брать Евангелие, то там говорится: «Если согрешит брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним». А если он не послушает, позови двух или трех свидетелей, если он и их не послушает, скажи об этом церкви, если и церкви не послушает, то «да будет он тебе, как язычник и мытарь». Вот прямая инструкция из Евангелия, как поступать в случаях, если ты видишь, что согрешает брат твой. Ну, мы уж не будем говорить о том, является ли антивоенная позиция согрешением, но, если ты думаешь, что он согрешает, то пойди и поговори с ним один на один.

Про прощение грехов

Сейчас кажется, что ничего страшного: мы чуть-чуть от Евангелия отойдем, здесь немножко перетолкуем традиции... Но отход от Евангелия, от его чистоты, и какие-то компромиссы даром не проходят. Такое может обернуться расцерковлением. Идея прощения грехов и канонизации тех, кто воюет, совершенно не христианская. Да, исторически были воины, которых канонизировали, но если начинаешь глубоко копать, то оказывается, что есть нюансы. То есть их канонизировали отнюдь не за то, что они кого-то на поле боя победили. Церковь в какой-то момент стала дружить с империей, когда надо было как-то соединить в единое целое то, что сложно соединить, - воинскую службу с проповедью заповедей «не убий», с евангельским «не противься злому, тому, кто ударит тебя по одной щеке, подставь другую».

Меня не убеждает та богословская концепция, которая подведена под идеи патриарха Кирилла. Я не вижу в ней последовательности, Евангелия, христианства и не понимаю, почему христианство должно быть похоже на ислам.

Ученый совет Свято-Сергиевского православного богословского института в Париже в совместном коммюнике четко высказался на тему отпущения грехов воинам в ноябре. Они об этой идее патриарха Кирилла высказались очень критично, опять же, повторяя, что грех убийства на войне остается грехом, чем бы это ни было вызвано. Даже если это защита отечества или какие-то другие высокие слова, в любом случае, это грех, и этот грех не искупается смертью на поле боя. Потому что грех может быть прощен только Богом. Любой грех искупается покаянием: если человек раскаялся, значит, этот грех искуплен, если не раскаялся, то нет. Поэтому не может воин, погибший на поле боя, во имя чего бы он ни погиб, автоматически становиться святым. Просто потому, что любая война предполагает совершение греха.

В 2011 году Синодальная комиссия по канонизации отказала в канонизации Суворова, подчеркнув, что воины канонизируются не за свой воинский подвиг (<в 2022 году Минобороны попросило РПЦ снова рассмотреть возможность канонизации Суворова, в этом году патриарх Кирилл поддержал эту идею - The Insider>). Почему в 2011 году Синодальная комиссия говорит одно, а сейчас - совершенно противоположное? Как церковь может так быстро менять свои взгляды, согласно требованиям времени?

Про понятие церкви

Для меня церковь как метафизическая организация - это не административная структура, а христиане — те люди, которые сохраняют верность Богу, следуют его заповедям. Если говорить об административной структуре, то я не помню, чтобы она в каких-то догматических книгах обладала какой-то собственной святостью. Это разные вещи.

Если церковь свята, то она не может ошибаться. А административная структура еще как ошибается. Сколько она принимала сомнительных решений — и сейчас, и на протяжении всей истории. И это касается не только РПЦ. Было бы странно говорить, что у нее нет своих глупостей и ошибок. Но если говорить о метафизическом значении, Русская православная церковь сохраняет связь с церковью Вселенской.

Если не говорить о проблемах церкви, то она никогда не изменится. Католическая церковь скрывала педофилию на протяжении как минимум столетия, и в конце концов это привело к массовым протестам. Наступил момент, когда скрывать это стало просто невозможно. Как вообще можно скрывать такой грех, такую проблему? Ее надо признавать и решать, а не заметать под коврик.

И абсолютно точно недопустимо, когда церковь становится некой частью государственной структуры, в том числе и армии, когда она берет на себя роль, которую брали на себя замполиты и политруки. То есть священники начинают рассказывать о политических событиях, об информационной войне или начинают вести идеологическую обработку солдат. Можно поспорить о том, должен ли священник причащать солдат, должен ли служить литургию перед боем - так, чтобы человек, причастившись, шел совершать явный грех. Но нигде не написано, что надо проповедовать, что есть кесарь и ему надо служить, а отечество надо защищать.

Изображение
Разрушенный купол церкви в селе Ясногородка Киевской области

Когда ты начинаешь служить не Христу, а каким-то земным идеям, земному государству, это потом против церкви же и оборачивается. Церковь Христову, конечно, врата ада не одолеют, но это сказано о церкви Вселенской, а не о каких-то конкретных поместных церквях. Мы знаем поместные церкви, которые просто перестали существовать. РПЦ до этого очень далеко. Мне неприятно поддерживать то, куда она движется, я не хочу в этом соучаствовать. Но я при этом не считаю, что она закончилась, потому что есть люди, которые в этой церкви вполне себе остаются христианами. И священники в том числе - и их немало.

Если посмотреть на дореволюционную церковь, то за все эти страшные ошибки и за уклонение от Христа потом пришлось расплачиваться кровью - когда были гонения на церковь в советское время. И за все ошибки самодержавия пришлось расплачиваться дворянству, аристократии и вообще всему народу. Я очень не хотел бы, чтобы это случилось. Самое страшное, что может произойти, - если начнется какой-то кровавый хаос, и люди уже не будут доверять церкви и той идеологии, которую она пытается проводить. А официальная идеология на самом деле не имеет каких-то глубоких корней в сердцах народа. Мы же это видим. Ну, нет всенародной поддержки всего, что проповедуется церковью и государством. Есть осторожность, недоверие… Есть, конечно, определенная часть людей, которая на ура всё воспринимает. Но такая часть людей есть всегда.

«Молодые - против, пожилые - за. Нет разницы между клиром и миром»
Священник Николай


Про вынужденное зло

Жонглирование цитатами из Ветхого Завета - это подло. Много вопросов, например, к заявлению патриарха о прощении грехов погибшим на войне. Это что, какое-то новое учение такое? Как джихад? Что это значит? Что эта война - священная, и каждый правоверный, умирающий на войне за распространение ислама попадает в рай? В христианстве никогда не было такого учения. Это заявление абсолютно ни на чем не основано. Ни в Церковном предании, ни в Священном писании нет такого, что человек, умирая на войне, становится святым. Одно дело, когда человек бросается грудью на гранату, закрывая ее, жертвуя собой ради спасения всех, кто находится рядом. Это действительно значит положить жизнь за други своя. А взорвать себя вместе с десятерыми врагами, это не положить душу за други своя. Это самоубийство вместе с убийством.

Иногда вынужденное зло необходимо. Бывает, что человек совершает убийство, потому что есть такая необходимость. Например, если маньяк убивает детей, а я могу установить его, только убив. Я как христианин обязан это сделать, но здесь приходится выбирать из двух зол. Это не добродетель. Это всё равно зло, хотя и меньшее, чем если бы я оставался просто смотреть, как убивают и насилуют детей. Это отражается на душе человеческой. Человек всё равно потом живет с осознанием, что он пролил кровь другого человека. И вот такой человек уже не имеет права становиться священником.

До Миланского эдикта, когда церковь из маргинальной секты превратилась в государственную религию, - в IV веке в Священной Римской империи все христиане отказывались служить в армии и не брали в руки оружие. А тут церковь и христианство стало массовым явлением, и надо было что-то с этим делать. Произошло обмирщение, секуляризация: христианам разрешили служить в армии, потому что иначе Римскую империю бы завоевали - если бы все в империи были христианами и отказались бы защищать свои рубежи, то просто их бы уничтожили и превратили в рабов. Но за священниками осталась обязанность не брать в руки оружие: священник лишается сана, если пролил кровь. Даже если он пошел на войну и убил врага, совершив геройский поступок, он всё равно уже не может быть священником.

Про связь церкви и государства

По факту церковь с IV века никогда не шла против властей. Были отдельные личности: Иоанн Златоуст против императрицы Евдоксии пошел, митрополит Филипп против Ивана Грозного пошел, Амвросий Медиоланский против Феодосия Великого… Но это вот единичные случаи, когда епископат, духовенство шло против повелений кесаря. А так церковь всегда оправдывала всё, что делают власти. Как с этим жить? Что с этим делать? Я не знаю.

Сейчас официальная позиция церковных властей - это повестка программы «Вечер с Владимиром Соловьёвым», прямо на 100%. Это официальная позиция - такая же, как официальная позиция властей. Но это не значит, что все поддерживают то, что сейчас творится. Даже среди епископата это поддерживают не все. Например, митрополит Илларион Алфеев вроде был правой рукой патриарха, считай, вторым человеком в Русской православной церкви, а в июне 2022 года был удален из Москвы в Венгрию (<СМИ писали, что в журналах Синода ему даже не выразили традиционную благодарность за труды - The Insider>). Его убрали, потому что он высказался против. В церкви люди такие же, как и везде. Как правило, молодые священники - против «СВО», пожилые священники, которые смотрят телевизор, - за «СВО». Я не вижу никакой разницы между клиром и миром.

Про преследование за антивоенные высказывания

Строгость российских законов традиционно нивелируется необязательностью их исполнения, и у нас здесь - то же самое. Никто ни за кем не следит, пока не начнется шумиха. Только тогда примут какие-то меры. А так со стороны светских властей не происходит никаких преследований и движений в нашу сторону, в сторону открытых противников войны. У меня есть предположение, что комитетчики, спецслужбы, воспринимают РПЦ как одно из министерств, одно из ведомств, и поэтому не хотят с этим связываться.

Например, полиция никогда не арестует фээсбэшника, пока начальство МВД и начальство ФСБ не договорятся, можно ли его арестовывать. Так же и здесь: никого не арестуют, пока патриархия не даст добро. Но если вдруг возникает шумиха, тогда церковь дает добро, и человека могут посадить. Как произошло с отцом Иоанном Курмояровым, который сейчас сидит за высказывания против войны (<суд назначил ему три года колонии за «фейки» об армии - The Insider>). Его лишили сана и тут же арестовали - так это происходит.

А так преследований в церкви со стороны церковных властей нет, разве что это может быть какая-то инициатива правящего архиерея отдаленной епархии, если он обидится на своего клирика. А тотального контроля нет. В большинстве храмов никто даже не следит, читаешь ли ты эту молитву о войне. Чаще всего ее не читают. Не потому, что против войны, а просто - ну, зачем еще одна молитва: и так служба длинная. Столько было этих новых молитв… И о мире на Украине, и о каком-то «моровом поветрии» - Covid-19. Уже просто внимания на них не обращают.

Про поддержку войны

У правителей всегда был большой соблазн использовать тему Бога для своих пропагандистских целей. У солдат Третьего рейха, например, на бляхе ремня было написано «С нами Бог» - Gott mit uns. А вообще эта фраза из пророка Исайи. Каждый пытается привлечь Бога на свою сторону. Но Бог не на чьей-то стороне. Бог всегда с теми, кто страдает. Когда есть линия фронта, и по обе стороны христиане стреляют друг в друга, а священники и с одной, и с другой стороны их на это благословляют… Где, с кем Христос при этом? Одни говорят «с нами Бог», и вторые говорят «с нами Бог». Мне кажется, Христос именно посередине, и каждая пуля, которая летит с обеих сторон, попадает в первую очередь в Бога.

Может ли священник поддерживать войну? Трудно сказать. Кто ему может запретить поддерживать то или иное? Но, честно говоря, люди не со зла поддерживают… Они видят в этом что-то священное, сакральное и часто придают этому какое-то религиозное значение. Ну, промытые мозги, что сказать. Были крестовые походы, охота на ведьм, сжигание еретиков. Это же безобразно просто. Это ужасное явление, которое преподносилось как проявление высочайшей духовной доблести. Но это же не так. Это самообман. Мы же понимаем, что крестовый поход, святую инквизицию и Нагорную проповедь невозможно состыковать. Это не сходится с Евангелием, противоречит Евангелию, но это явление есть. И как с этим быть? Как сказал Ницше - за всю историю человечества был один христианин, и того распяли.

Церковь болеет болезнью общества. Мы, конечно, хотим в церкви видеть что-то такое идеалистическое, максимально евангельское, то, что мы считаем отражением Евангелия в жизни. Но, к сожалению, не всегда это так. Мы видим, что в церкви живет и высочайший грех, но и примеры святости здесь проявляются часто. Трудно ждать идеала от церкви, и это было всегда.

«Война - одна из главных идеологических опор РПЦ»
Священник Кирилл


Про позицию церкви

В публичном пространстве практически постоянно звучит лишь голос официальных церковных спикеров, а они далеко не всегда выразители убеждений и взглядов основной массы духовенства. И впечатление от того, что мы можем слышать в эфире телеканалов, в социальных сетях как официальную позицию Церкви, самое удручающее. Кажется, говорящие совершенно забыли о том, что, по слову Христа, блаженны миротворцы, а не те, кто призывает к священной войне. Забыли настолько основательно и бесповоротно, что пацифизм представляется им сегодня самым настоящим преступлением. Хотя это абсурд.

Если вполне логично говорить о смерти воина, защищающего свое отечество, как о полагании души «за други своя», то в случае, если такой угрозы нет, подобные слова - неоправданная натяжка. А уж утверждение об автоматическом «прощении грехов» тому, кто пал на поле боя, точно не является с христианской точки зрения корректным (<патриарх Кирилл пообещал прощение грехов погибшим в войне в Украине - The Insider>).

Изображение
Храм святителя Николая Чудотворца в городе Волноваха Донецкой области

Говорить о том, какой процент священников РПЦ поддерживает политику действующей власти, какой остается индифферентным и какой - категорически против, достаточно сложно. Насколько мне известно, подобные социологические опросы не проводились. А, если бы кто-то и решил их провести, то не уверен, что результат был бы корректным: слишком накладно это сегодня для священника - выражать свое мнение, если он хочет всё же быть миротворцем.

Отношение священноначалия к миротворцам проявляется вполне определенно: кто-то лишен сана, кто-то оказался в запрете, кто-то - за штатом. Эти прещения <наказания - The Insider> не носят массовый характер, но их вполне достаточно, чтобы передать совершенно отчетливый месседж: хочешь служить, но имеешь при этом позицию, отличную от позиции властей светских и властей церковных? Оставь ее при себе.

Про преследование за антивоенную позицию

Я не могу сказать, что за эти полтора с небольшим года от церковных репрессий пострадали многие священники. Из тех, кто подписал Обращение с призывом к примирению и прекращению боевых действий в марте 2022 года, как-то наказаны были немногие. И по большей части всё осталось на уровне словесных увещеваний, переводов с прихода на приход или настоятельных рекомендаций выйти за штат.

Священноначалие не требует от священнослужителей какой-то обязательной поддержки «СВО». Скорее, речь идет не о том, что они обязаны делать, а о том, чего делать нельзя. Сегодня нельзя призывать к миру, нельзя осуждать войну, нельзя даже войну называть войной.

Немногие «инакомыслящие» молчат не из-за того, что боятся неприятностей: за каждым настоящим пастырем стоит его паства, за которую он чувствует ответственность и которую не хочет покидать. Не говоря уже о том, что для священника очень важна возможность совершать богослужение, а ее он и может лишиться в качестве наказания. Это в значительной степени становится рычагом управления, сдерживающим механизмом.

Про «воинственный голос церкви»

Но ситуация в церкви примерно такая же, как ситуация в обществе в целом. Соотношение между сторонниками войны, ее противниками и неопределившимися или даже равнодушными приблизительно одинакова. Церковь в этом смысле — полноценный срез нашего общества, плоть от плоти его. Отличие лишь в том, что как система она всё же меньше, и информация внутри нее распространяется быстрее, потому и разговоров на «острые» темы сегодня духовенство зачастую старается избегать - как между собой, так и с прихожанами.

На фоне этого молчания большинства особенно контрастно выделяется провоенная позиция «священников-патриотов» и наиболее вовлеченной в политическую жизнь страны части епископата. Это и вызывает ощущение, будто вся Церковь - за войну. Будто она в целом и есть одна из главных ее идеологических опор, скрепных конструкций. И в каком-то смысле это действительно оказывается так: ведь кому какое дело до церкви молчащей, все могут слышать лишь церковь говорящую и именно по ней судить о церкви в целом.

Мне лично от этого очень грустно. Во-первых, от того, что масса людей, слышащих этот «воинственный голос церкви», находит в нем поддержку и оправдание для своих собственных воинственных настроений, а цена этого - льющаяся кровь и жизни человеческие. Во-вторых, от того, что люди думающие, совестливые, также слыша этот голос, доверие к церкви утрачивают, отворачиваются от нее. Логично, что в столь сложный момент хочется от церкви слышать правду, призыв к миру, состраданию, любви, наконец. И если всего этого нет, то верить ей становится трудно. Ну, а в-третьих, я понимаю, что рано или поздно всё происходящее сейчас закончится, и каждый так или иначе ответит за то, что он делал и говорил в это труднейшее время. И мне горько думать о том, какой удар может тогда обрушиться на церковь. Горько не от того, что страшно за себя или кого-то еще, а от того, что церковь — это гораздо больше, чем мы, и если она будет дискредитирована, «осуждена», то колоссальное количество людей могут лишиться возможности через нее приходить к Богу.

Полагаю, что в своих переживаниях по этому поводу я не одинок. Но могу в то же время сказать, что далеко не все думают так же, далеко не все отдают себе отчет в том, насколько позиция церковного священноначалия уничтожает то немногое, чего нам удалось достичь за последние десятилетия. Хотя достижения эти, как мы видим, впечатляющими не назовешь.

Изображение
Церковь Преображения Господня в Харькове

Кроме того, как бы ни было тяжело происходящее сейчас, нельзя не отдавать себе отчета в том, что не происходит ничего нового. На протяжении всей истории христианства мы видим, что везде, где начинала доминировать мысль об интегрированности церкви в жизнь государства, в жизнь политическую, наблюдалось то же самое: «ратный подвиг» поддерживался и благословлялся. И далеко не всегда в тех ситуациях, когда угроза приходила извне и ничего не оставалось, кроме как противостоять ей. Но и в тех случаях, когда амбиции государства и его правителей требовали ведения военных действий далеко за его пределами.

Это очень прискорбно, когда от имени церкви звучат мысли, идеи, призывы, лозунги, христианству принципиально чуждые. Ибо разобраться, понять, что это не христианство и не Церковь, могут лишь те, кто всё знает изнутри, кто сам в церкви и понимает основательно ее жизнь и вероучение. Большинство же смотрит со стороны. И мне горько именно от того, что я хорошо понимаю, что именно они видят.

«Антивоенная позиция - величайшая глупость»
Священник Константин Мальцев


Про задачи священников

Священник - это миротворец в первую очередь, он до последнего пытается примирить. Кто-то из наших священников периодически ездит на передовую как капелланы (<священник в армии, авиации и на флоте - The Insider>). Они там не берут в руки оружие, но оказывают духовную поддержку воинам, а также крестят, отпевают, наставляют в вере.

У нас есть понимание, что нужно молиться, чтобы Господь принес мир в умы и сердца всех людей, чтобы победа в первую очередь была в мире и в спасении душ человеческих. Естественно, мы как помогали, так и помогаем, периодически собираем гуманитарку: это и продукты, и одежда, и религиозная помощь.

Беженцы лишены привычной жизни: у кого-то дома уже нет, у кого-то есть, но опасно для жизни находиться там, кто-то здесь по политическим взглядам - из-за того, что они поддерживают СВО, кто-то здесь из-за боязни, что сейчас прилетит, и они погибнут. Разные обстоятельства могут быть, поэтому и состояние у них тоже разное. Но мы стараемся обходиться со всеми с любовью, кому-то помочь, с кем-то пообщаться, оказать духовную поддержку.

С тем, кто не хочет общаться, не может быть диалога. Как в военных действиях виновата, например, Киево-Печерская лавра? Никак. А ее насильственно забрали у Украинской православной церкви, которая владела ей 30 лет, и планируют отдать раскольнической ПЦУ по политическим соображениям. А ее главные святыни развезли по Европе и миру. В итоге - сплошной обман от начала до конца. Это каким образом СВО касается? Никаким. Мы готовы, мы открыты к общению. Это как с Господом. Господь помогает тому, кто к нему обращается, насильно он не заставляет.

Если говорить об отношении к происходящему среди священнослужителей, то важно отметить, что у каждого человека есть свое частное мнение, но это мнение не должно разделять паству. Это касается любых политических вопросов, не только специальной военной операции. Допустим, в храм ходят и люди, которые поддерживают политику «Единой России», и, например, те, кто поддерживает коммунистическую идеологию. Надо сохранять уважение ко всем и отдавать приоритет духовному, объяснять, что важно быть в мире, невзирая на ваши разные политические воззрения.

Поведение священнослужителей, которые открыто высказывали свою антивоенную позицию, я оцениваю как величайшую глупость. Антивоенная позиция по факту заключается в поддержке тех государств и политических сил, которые желают нанести поражение России. Поэтому я смотрю на это как на глупость, которая ни к чему хорошему не привела.

Про прощение грехов

Мы молимся по благословению святейшего патриарха во всех храмах о скорейшем восстановлении мира, свидетельствуя о том, что разделения привнесены врагами Руси. На то церковь и призвана, чтобы молиться о мире, призывать к миру, что святейший патриарх и делает. Но это не значит, что церковь должна отказаться от пастырской заботы о воинах, исполняющих свой долг.

На мой взгляд, патриарх, когда говорил об отпущении грехов погибшим в боевых действиях, опирался вот на что. Есть слова Господа: «Нет больше подвига, чем положить душу за други своя». Когда воин погибает, он пытается защитить людей, нуждающихся в этой защите. Именно с защитой русскоговорящего населения, которое обратилось за помощью к Российской Федерации, связана специальная операция. Мы верим, что Господь будет милосерден к этим убиенным воинам.

Когда гром грянул, люди перекрестились, а потом успокоились. Когда только всё это началось, где-то даже увеличивалось количество людей в храмах - они начали молиться. Но это больше было из-за страха. Сейчас же, когда это длится уже некоторое количество времени, люди успокоились, и в храмах теперь то же самое количество людей, которое было до того, как всё это началось. То есть люди уже привыкли к тому, что сейчас происходит. Мы служим в каждом храме, чтобы всё это закончилось, но раньше на таких молебнах было человек 20, сейчас человек пять стоит, которые заинтересованы в том, чтобы помолиться о своих братьях, мужьях. Сейчас мы поддерживаем людей по мере их обращения, потому что насильно мы ни к кому не идем и не навязываемся. Господь никому не навязывался, тем паче и мы ему подражаем.

© Марина Дульнева, The Insider. 3.10.2023
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Ответить
 

Вернуться в «Война в Украине»