Артемий Троицкий: «Свободу Pussy Riot! Свободу нам всем!»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4672
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Вехи времени

Сообщение FontCity » 06 дек 2013, 20:11

Чем запомнился процесс над Pussy Riot

В пятницу, 17 августа 2012 г., Хамовнический районный суд Москвы приговорил участниц группы Pussy Riot Надежду Толоконникову, Марию Алёхину и Екатерину Самуцевич, устроивших панк-молебен в Храме Христа Спасителя, к двум годам колонии общего режима.. Этот процесс привлек к себе настолько большое общественное внимание и получил такой международный резонанс, что вполне заслуживает статуса самого громкого дела 2012 г., а вердикт может стать индикатором состояния не только отечественной судебной системы, но и всего российского общества. Перед вами - наиболее характерные черты и эпизоды идущего с конца июля судебного разбирательства. Они проиллюстрированы зарисовками Виктории Ломаско, художницы, известной своими графическими репортажами из залов судов и с протестных акций.


Обвиняемые не поняли, в чем их обвиняют

Изображение

В начале процесса все девушки на вопрос судьи, понятна ли им суть обвинения, ответили отрицательно. По версии обвинения, это была спланированная акция для «причинения весомого душевного страдания лицам, нашедшим свое духовное начало в служении православным идеям». Очень много литературных эпитетов и полное отсутствие юридической составляющей, констатировал адвокат. Обвиняемые утверждали, что, вопреки мнению следствия, не испытывают ненависти к православным, не намеревались оскорбить их чувства, а если это произошло, приносят им извинения. Девушки настаивали, что их акция сугубо политическая - направленная против поддержки руководством Русской православной церкви Владимира Путина и в принципе против связи РПЦ и власти.


Журналистам было трудно работать

Изображение

Судебные приставы создали практически невыносимые условия для работы журналистов: ограничивали их доступ в зал, постоянно одергивали и выставляли из зала почти без повода (одну девушку выставили за улыбку), пугали лающим на них ротвейлером (впервые на крупном процессе собака лаем заглушала речь участников слушаний), настоятельно рекомендовали не передавать заявления свидетелей. Кончилось тем, что журналисты написали коллективное письмо, требуя не обращаться с ними как с осужденными, а ФСИН отправила в Хамовнический суд комиссию для проверки ситуации. Только после этого приставы стали вести себе повежливее.


Обвиняемых содержали в тяжелых условиях

Изображение

Девушек содержат в условиях, близких к пыточным, заявила адвокат Виолетта Волкова: им не дают спать и есть. Девушки ложились около двух, а поднимали их для отправки в суд в пять утра. В течение двух дней подсудимые не получали горячей пищи. Через несколько дней процесса подсудимые стали жаловаться на то, что находятся в полуобморочном состоянии из-за хронического недосыпания и голода. К девушкам дважды за день вызывали «скорую помощь», но медики санкционировали участие подсудимых в процессе. Когда по сигналу о заложенной бомбе из здания суда эвакуировали всех участников процесса, девушек в здании оставили, посчитав угрозу их жизни несущественной.


Защита каждый день заявляла отвод судьи

Изображение

Этот процесс был беспрецедентным по количеству требований защиты об отводе судьи - такое ходатайство подавалось каждой день. Адвокаты настаивали, что судья Марина Сырова ведет процесс тенденциозно, с обвинительным уклоном: постоянно одергивает адвокатов («вы разговариваете, вместо того чтобы слушать», «вы мешаете мне работать»), не дает заявить ходатайства, отклоняет вопросы их и подсудимых к пострадавшим, отказывается вызывать и допускать в зал свидетелей защиты, не обеспечивает надлежащего режима содержания подсудимых, санкционирует ограничения для журналистов. Прокурор Александр Никифоров вставал на защиту судьи, утверждая, что такие ходатайства адвокатов - игра на публику. «Адвокаты просто плюют на председательствующего», - заявил прокурор.


Свидетелям защиты не позволили выступить

Изображение

Суд отказался заслушать большинство заявленных адвокатами очевидцев событий и приглашенных защитой экспертов - в общей сложности 14 человек. Некоторых свидетелей даже не пускали в зал заседания. В числе тех, кого отказались слушать, Алексей Навальный (он был заявлен как политолог), мусульманский теолог Гейдар Джемаль, писательница Людмила Улицкая. Обвинение заявило, что в их показаниях нет никакой необходимости: трактовка обстоятельств произошедшего - исключительная прерогатива суда. Зато в качестве свидетеля обвинения был допрошен Олег Угрик, который панк-молебен видел только по телевизору, возмущалась Волкова.


Свидетели обвинения оперировали религиозными терминами

Изображение

Олег Угрик и другие свидетели обвинения настаивали на том, что испытали огромные моральные страдания, которые мешают им жить до сих пор. Так, работавший в храме Христа Спасителя охранник заявил, что в течение двух месяцев не может себя заставить работать внутри храма. Потерпевшая Любовь Сокологорская - свечница храма - заявила в суде: «Я испытала горечь и боль и чувствую ее до сих пор от увиденного». «Женщина не имеет права подниматься на амвон, кроме обряда венчания. Даже я, как служащая, обхожу амвон, когда работаю», - объяснила она. Пляску обвиняемых она охарактеризовала как «бесовское дрыганье». Слуги антихриста пришли объявить войну богу и РПЦ, православное отечество в опасности, сообщил в суде Угрик. Участницы панк-молебна умышленно забрались на алтарь, доказывал Угрик суду: «Для них важно, что, по слову Писания, мерзость запустения будет на святом месте».


Прокурор запросил срок, близкий к максимальному

Изображение

Прокурор Александр Никифоров потребовал для участниц Pussy Riot трех лет лишения свободы. Действия подсудимых, по его словам, носили провокационный характер, выражали ненависть и вражду. «Всякое неподобающее поведение, в том числе пение похабных песен под гитару или магнитофон, - это оскорбление чувств верующих. Богохульство - самое тяжкое нравственное преступление. Это провокация, призванная опорочить церковное учение». При этом политическую составляющую акции обвинение оценило как «несостоятельную». Строчка «Богородица, Путина прогони» - посторонний фрагмент, выбивающийся из контекста всей песни, настаивал прокурор. Никифоров потребовал срок, близкий к максимальному, считают юристы: по закону при смягчающих обстоятельствах (первая судимость, наличие малолетних детей и т.д.) наказание не может превышать двух третей максимального срока по данной статье (семь лет).

Девушек поддерживали извне

Изображение

В поддержку девушек в течение всего процесса постоянно проводились акции у здания суда, самых активных участников арестовывали. Участниц группы Pussy Riot поддержали мировые звезды - Мадонна, Бьорк, Йоко Оно. Мадонна посвятила им специальный номер на концерте в «Олимпийском», спев его в балаклаве и написав на спине Pussy Riot. Балаклаву на гей-параде в Рейкьявике надел мэр этого города. Акции в поддержку арестованных арт-активисток проходили по всей Европе.

© Ведомости
© Фото: Виктория Ломаско
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4672
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Философский вопрос

Сообщение FontCity » 09 дек 2013, 15:15

Европейские философы призывают освободить Надежду Толоконникову и Марию Алехину

25 ноября группа философов опубликовала во французском журнале Philosophie Magazine письмо, где Славой Жижек, Андре Глюксманн и другие представители интеллектуальной элиты выступают за освобождение Надежды Толоконниковой и Марии Алехиной. The New Times публикует его перевод

Надежда Толоконникова и Мария Алёхина из группы Pussy Riot, исполнившие "панк-молитву" против Владимира Путина в храме Христа Спасителя в Москве в августе 2012 года, были приговорены к двум годам колонии общего режима за "вандализм на основе религиозной ненависти". После объявления голодовки в знак протеста против бесчеловечных условий содержания в колонии, 24-х летняя Надя Толоконникова, мама пятилетней дочки, была отправлена за 4000 километров в Красноярский край. По словам российского омбудсмена Владимира Лукина, «отбывание ею наказания в этом регионе будет способствовать ее ресоциализации".

Такой язык в России не слышали со времён охоты на инакомыслящих в СССР. На самом деле участница Pussy Riot стала символом всех репрессированных режимом: геев, преследуемых в рамках законной отныне борьбы против гомосексуальной "пропаганды"; рабочих-мигрантов, эксплуатируемых на стройках в Сочи и других городах; людей, оштрафованных за антирелигиозные высказывания; жертв экологического ущерба, нанесенного несогласованными с населением работами; связанной по рукам и ногам оппозиции; преследуемых неправительственных организаций... Странно, что Европа остаётся удивительно молчаливой по отношению ко всё более многочисленным, нарушениям прав человека.

В своем письме, направленном философу Славою Жижеку из тюрьмы, Надя Толоконникова критикует лояльность западных правительств в отношении репрессивной политики Владимира Путина. В одном из писем, опубликованном в The New Times (а также в Philosophie Magazine № 74, ноябрь 2013), Надежда Толоконникова написала, что «был бы этичен и бойкот Олимпиады-2014 в Сочи». По инициативе Philosophie Magazine, мы, европейские интеллигенты, призываем наши правительства прекратить преступно закрывать глаза на эти факты и оказать давление на правительство Владимира Путина, чтобы незамедлительно освободить Надежду Толоконникову и Марию Алехину. Россия - конституционная Республика, постоянный член Совета Безопасности ООН. Она ратифицировала европейскую Конвенцию защиты прав человека и основных свобод. В преддверии Олимпийских игр в феврале 2014 года пора напомнить ей об этом.

Элизабет Бадинтер,
Паскаль Брюкнер,
Ален Фенкилькро,
Марсель Гоше,
Андре Глюксман,
Агнеш Хелле,
Аксель Хоннет,
Клод Ланцманн,
Эдгар Морен,
Антонио Негри,
Хартмут Роза,
Фернандо Саватер,
Ричард Сеннет,
Бернард Стиглер,
Джанни Ваттимо,
Славой Жижек.

© The New Times
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4672
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Фильм о Pussy Riot получил премию британского независимого к

Сообщение FontCity » 10 дек 2013, 08:40

Фильм о группе «Pussy Riot: панк-молебен» («Pussy Riot: A Punk Prayer») получил премию британского независимого кино British Independent Film Awards (BIFA). Как сообщается на официальном сайте премии, лента была отмечена в категории «лучший документальный фильм».

Фильм «Pussy Riot: панк-молебен» был впервые представлен публике в январе 2013 года. Его создатели Максим Поздоровкин и Майк Лернер описывали его как «классическую судебную драму». В фильме использованы кадры из зала суда, сделанные в ходе процесса над участницами Pussy Riot, а также интервью и другие информационные материалы.

На кинофестивале в Сандэнсе фильм получил специальную премию в категории «документальное мировое кино». В начале декабря «Pussy Riot: панк-молебен» стал одним из пятнадцати номинантов на премию «Оскар» за лучший документальный фильм. ... Премия британского независимого кино вручается ежегодно с 1998 года. премия была учреждена продюсером Эллиотом Гроувом, основателем кинофестиваля «Raindance».

© Лента.ру, 14:06, 9 декабря 2013
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4672
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Отсроченное правосудие

Сообщение FontCity » 12 дек 2013, 07:12

Верховный суд РФ выявил нарушения закона в приговоре, вынесенном участницам Pussy Riot

Верховный суд РФ выявил нарушения закона в приговоре, вынесенном в отношении участниц панк-группы Pussy Riot: не учтены смягчающие обстоятельства, не указаны мотивы преступления, не рассмотрен вопрос об отсрочке наказания.

"Надежда Толоконникова и Мария Алехина осуждены за совершение группой лиц по предварительному сговору хулиганства, то есть грубого нарушения общественного порядка, выражающего явное неуважение к обществу, по мотивам религиозной ненависти и вражды, а также мотиву ненависти в отношении какой-либо социальной группы. Однако при изложении в описательно-мотивировочной части приговора фактических обстоятельств совершения данного преступления осужденными суд указал лишь на наличие в их действиях мотива религиозной ненависти и вражды", - приводит "Интерфакс" выдержку из мотивировочной части постановления ВС.

Кроме того, по данным суда, доказательств, свидетельствующих о том, что "Н.Толоконникова и М.Алехина при осуществлении хулиганских действий в Храме руководствовались мотивом ненависти в отношении какой-либо социальной группы, суд в приговоре не привел".

В своем решении судья отмечает, что Хамовнический суд, выносивший приговор, должен был рассмотреть вопрос об отсрочке наказания.

"По настоящему делу суд при решении вопроса о влиянии назначаемого наказания на исправление Н.Толоконниковой и М.Алехиной и на условия жизни их семей не рассмотрел вопрос о наличии или отсутствии оснований для отсрочки отбывания осужденными реального наказания до достижения их детьми четырнадцатилетнего возраста в соответствии со статьей 82 УК РФ", - говорится в документе.

Верховный суд считает, что первая инстанция не в полной мере учла и личность подсудимых. "Не получил оценки ряд других обстоятельств, имеющих существенное значение для назначения виновным справедливого наказания, их молодой возраст, мнение потерпевших, которые не настаивали на строгом наказании для подсудимых, семейное положение Н.Толоконниковой и М.Алехиной, условия их жизни, а также ненасильственный характер совершенных ими противоправных действий", - отмечает судья.

ВС РФ приходит к выводу, что данные нарушения являются причинами для отмены или изменения приговора.

Как сообщалось, Верховный суд 10 декабря возбудил надзорное производство по жалобе на приговор в отношении участниц панк-группы Pussy Riot Толоконниковой и Алехиной. По закону это означает, что президиум Мосгорсуда соберется на заседание, в ходе которого будет вновь изучен приговор участницам Pussy Riot.


Мария Алехина может отказаться от амнистии

Об этом в своем микроблоге сообщил участник арт-группы "Война", муж другой осужденной - Надежды Толоконниковой - Петр Верзилов, передает РБК. "Сегодня Маша Алехина в телефонном разговоре: "А можно как-то от амнистии отказаться еще, а то у меня тут в колонии дел много еще?" - приводит разговор с феминисткой Верзилов. Он добавил, что если Алехина выйдет на свободу в ближайшее время, то она не успеет закончить "анализ производственных отношений в лагере".

В то же время "Эхо Москвы" приводит мнение уполномоченного по правам человека в Нижегородской области, где отбывает наказание Мария. По словам омбудсмена, участница панк-группы должна выйти на свободу, если она попадет под амнистию, приуроченную к 20-летию принятия Конституции. ...

© Newsru.com, 12.12.2013, 01:55
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4672
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Возмущения в космосе

Сообщение FontCity » 18 дек 2013, 06:37

Изображение
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Holy Scripture
Администратор
Сообщения: 1041
Зарегистрирован: 27 мар 2011, 20:51

Фото свободы

Сообщение Holy Scripture » 23 дек 2013, 14:13

Участницы группы Pussy Riot Надежда Толоконникова и Мария Алехина вышли на свободу.

Изображение
© Илья Наймушин / Reuters
Амнистированная участница группы Pussy Riot Надежда Толоконникова у ворот Красноярской краевой туберкулезной больницы № 1

Изображение
© Илья Наймушин / Reuters
Амнистированная участница группы Pussy Riot Надежда Толоконникова у ворот Красноярской краевой туберкулезной больницы № 1

Изображение
© Илья Наймушин / Reuters
Амнистированная участница группы Pussy Riot Надежда Толоконникова у ворот Красноярской краевой туберкулезной больницы № 1

Изображение
© Виктор Хребтов / ИТАР-ТАСС
Амнистированная участница группы Pussy Riot Надежда Толоконникова у ворот Красноярской краевой туберкулезной больницы № 1

Изображение
© Сергей Карпухин / Reuters
Амнистированная участница группы Pussy Riot Мария Алехина во время встречи с журналистами у здания Комитета против пыток

Изображение
© Сергей Карпухин / Reuters
Амнистированная участница группы Pussy Riot Мария Алехина во время встречи с журналистами у здания Комитета против пыток

Изображение
© Сергей Карпухин / Reuters
Амнистированная участница группы Pussy Riot Мария Алехина вышла на свободу

Изображение
© Пресс-служба МРОО «Комитет против пыток»
Амнистированная участница группы Pussy Riot Мария Алехина во время встречи с юристами Комитета против пыток

Изображение
© Сергей Карпухин / Reuters
Амнистированная участница группы Pussy Riot Мария Алехина вышла на свободу

Изображение
© Сергей Карпухин / Reuters
Амнистированная участница группы Pussy Riot Мария Алехина вышла на свободу

© Газета.ру, 23 декабря 2013, 16:17

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4672
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Интервью Марии Алёхиной

Сообщение FontCity » 25 дек 2013, 14:50

«Не о чем жалеть, гордиться нужно»

Интервью с участницей группы Pussy Riot Марией Алехиной

Изображение
Мария Алехина во время встречи на Курском вокзале столицы
© Фото: Андрей Стенин / РИА Новости


Накануне, 23 декабря, на свободу вышли участницы панк-группы Pussy Riot Мария Алехина и Надежда Толоконникова. Они были выпущены в рамках широкой амнистии, объявленной к 20-летию российской Конституции. Активистки находились в заключении с весны 2012 года. Мария Алехина, освободившаяся первой, заявила, что отказалась бы от амнистии, если бы могла, поскольку не считает ее гуманным актом. Участница Pussy Riot отметила, что по амнистии «не освобождается и десяти процентов заключенных», а в тюрьмах останется большое количество беременных женщин и матерей. Вечером того же дня «Лента.ру» поговорила с Алехиной.

Выйдя из нижегородской колонии, Мария Алехина отправилась не домой, а к местным правозащитникам - чтобы обсудить ситуацию в ИК-2. Она заявила, что опасается репрессивных мер по отношению к другим заключенным этого исправительного учреждения, и пообещала заниматься их правами в будущем. Похожие вещи в Красноярске говорила и Надежда Толоконникова - по ее словам, вместе с Алехиной они планируют некий правозащитный проект.

В беседе с «Лентой.ру» Мария Алехина рассказала о том, что в исправительной колонии ей часто бывало страшно - из-за бессилия «перед общим порядком вещей, в котором люди предают друг друга, хотя вчера они ели из одной тарелки». При этом активистка сказала: «Для меня что есть этот забор, что нет его», - и отметила, что у нее была «репутация человека, который ищет нарушения». Участница Pussy Riot заявила, что после акции в храме Христа Спасителя не была готова к аресту. «И тем лучше: я это [заключение] прожила полнее», - добавила она. Мария Алехина вообще с наибольшим интересом рассказывала о порядках в колонии и своих правозащитных планах, нежели о деятельности панк-группы и личных отношениях.

В ночь с понедельника на вторник Мария Алехина вылетела в Красноярск, чтобы встретиться с Надеждой Толоконниковой. «Лента.ру» взяла интервью у Алехиной в самолете.

«Лента.ру»: Почему ты сразу после освобождения решила поехать к нижегородским правозащитникам?

Мария Алехина: Я хотела понять, как мы можем завершить то, что начали. Мы проделали такой нехилый объем работы, поговорили с 30, наверное, заключенными, записали их слова на диктофон, пересняли кучу расчетных листов и других доказательств [махинаций на производстве в колониях]. Я хотела узнать, в какие сроки [правозащитники] смогут перевести эти доказательства в бумажки, а я - связаться с девочками, чтобы они им подкинули новых заявлений. Потому что я дала слово не оставлять заключенных, они на меня надеются.

Как они себя чувствуют после разговоров с правозащитниками?

Не то чтобы страх [перед администрацией]; я вижу, что они очень хотят довести дело до конца, хотят результата. Они впервые поверили. Впервые человек, который уже сидел четыре года, ждет результата, а я чувствую, что от меня этот результат зависит.

Почему ты стала заниматься правами заключенных?

Я видела две колонии, и в Березниках, например, была такая ситуация: когда я вышла из одиночки, через актив, через осужденных, плотно работающих с администрацией, была дана установка всей зоне: вообще не приближаться к Алехиной!

Изображение
ФКУ ИК-2 УФСИН России по Нижегородской области
© Фото: Wikimapia


Ты заметила, что говоришь осУжденных, а не осуждённых?

Да, конечно, а как же (смеется). Так вот, когда все заключенные перестали со мной общаться и на работе, и в отряде, мне сразу стало понятно, чьих это рук дело. Потом они [администрация] поняли, что это не работает, вести разговор о завышенных трудоднях я не перестану, и на меня опять стали оказывать давление. В январе [2013 года] в колонию приехали люди из СПЧ [Совета по правам человека], немного выровняли ситуацию: принудительный рабочий день не длинней восьми часов действовал, быть может, месяца два или три. Потом администрация спустила все на тормозах, опять ввели 12-часовой и даже 14-часовой рабочий день.

В шесть утра заключенные выходят, в половине восьмого вечера возвращаются. Доходило до того, что администрация заставляла некоторых осужденных подходить ко мне и говорить: «12-часовой рабочий день нам очень нужен, он нам очень нравится!» Оплата - такие же гроши, как были, на их лица после дня работы страшно смотреть, но «им все очень нравится». Я видела только одного человека, который смеялся им в лицо и говорил: «Вы это кому-то другому расскажите, я лично буду работать по восемь часов!» В итоге вся зона работала на то, чтобы мы с этой заключенной не пересеклись. Очень смешно, совершенно тоталитарная история.

Как это делалось?

Допустим, если я иду в медсанчасть, перекрывается моя «локалка» и не открывается ее «локалка», и наоборот. Все обычные приемы, слежка, ничего удивительного. В итоге, когда я приехала в Нижний Новгород и поняла, что я могу гулять по зоне, что нет «локалок», я могу ходить сама, что в плане перемещения, в плане самостоятельности местным заключенным гораздо больше дано… Первые два месяца у меня было состояние эйфории. А потом я узнала колонию поближе.

История такая: я поехала на суд, сказала, сравнивая колонию в Нижнем Новгороде с колонией в Березниках, что у первой колонии выше рейтинги, и вообще, мне адвокаты сказали, что эта колония является одной из лучших. В тот же день, когда я вернулась в зону, ко мне подошли осужденные, посмотрели на меня, сказали: «Как ты вообще можешь так говорить? Пойдем, мы тебе все покажем». Они мне показали свои расчетные листки, рассказали о том, как они живут, потому что я ничего этого не видела: ни в библиотеке, ни в тех условиях, которые мне создала администрация.

Потом я познакомилась с Ольгой Шалиной, активисткой «Другой России». Ольга рассказала мне свою историю: она, будучи человеком предельно активным, посредством каких-то мероприятий, организаций концертов, спектаклей, КВНов, вывела колонию на первое место. А потом ее посадили в ШИЗО просто из-за того, что я приехала, поскольку администрация, на мой взгляд, тупо не хотела, чтобы две активистки пересекались. В ШИЗО к ней подсадили провокатора, то есть поступили максимально несправедливо с одним отдельно взятым человеком, который, в принципе, был за них.

Тебе самой в колонии часто было страшно?

Страшно? Да, часто. Были ситуации, когда ты ощущаешь собственное бессилие перед каким-то общим порядком вещей, в котором люди предают друг друга, хотя вчера они ели из одной тарелки, а после этого предательства завтра они снова могут начать есть из одной тарелки. От принципов человека не остается ничего: мы не можем говорить о категориях нравственности, морали или аморальности, поскольку в их [заключенных] мышлении больше этих категорий не знают. Задачи идут чисто тактические - как быстрее сдать. А у администрации - как оставить на второй срок.

Когда ты вышла, что тебя поразило больше всего?

Что ничего для меня не изменилось. Для меня что есть этот забор, что нет его - хоть убей, я не чувствую никаких изменений. Меня все спрашивают: «Какая у тебя мысль сейчас, какая мысль?» - но я не чувствую никаких изменений, вот правда. А [изменения] на уровне органолептики - я к этому не привязана.

А к чему ты привязана?

Предположим, если бы я не могла вспомнить каких-то стихов, мне было бы хуже. Совершенно разных стихов: начиная от Мандельштама и заканчивая Гандлевским.

Когда тебя на вокзале журналисты встречали, тебе сразу же задали вопрос: «А когда вы к сыну поедете?»

Ну, это же Lifenews.

Тем не менее, многим людям это наверняка кажется странным - тебя в Москве ждут родители и сын, а ты, ни с кем не пообщавшись, мчишься к Толоконниковой в Красноярск.

Да, я уверена, что многим это кажется странным. А что, нужно объяснить? Это же очень просто: я чувствую ответственность и действую в соответствии с тем, что чувствую.

Ты хоть раз жалела о том, что случилось в храме Христа Спасителя?

Нет, ни разу. Не было такого момента, ни единого. Я вообще не склонна жалеть: это касается и акций, и каких-то других поступков. Я смотрю вперед и думаю над тем, как действовать дальше. А жалеть - зачем? Все, что было, уже произошло. Наша акция дала максимально возможный эффект, тут не о чем жалеть, тут гордиться нужно.

Прошло почти два года, а я практически посекундно помню, что происходило.

Сегодня активно цитировали твои слова о том, что вы обязательно повторите эту акцию.

Ничего подобного я не говорила: мы не повторяем акции, это невозможно, потому что это противоречит нашим художественным принципам. Меня спросили: «Если вернуть все назад, вы бы повторили?» Использовали сослагательное наклонение, а меня так достал этот вопрос, что я ответила: «Да, повторили, только бы песню допели до конца». Вот и все.

Как ты относилась к тому, что вокруг вас постоянно вспыхивали скандалы разной величины?

В самом начале, когда мы сидели в СИЗО, я была скорее занята какими-то своими внутренними ощущениями и не сильно обращала внимание на то, что происходит. Я испытывала некоторое удивление - почему по телевидению так раздувается наша история? Почему на нас выливают килотонны грязи? Мы же этого не заслуживаем ни по уровню, ни по посылу этой акции, по 40 секундам всего этого. Было у меня некоторое недоумение.

А когда стали обсуждать смену ваших первых адвокатов?

Я, по крайней мере, в это время готовилась к колонии, и какие-то вещи, связанные с нашими первыми адвокатами и группой поддержки, вещи, противоречащие часто друг другу, мне показались какими-то очень неважными - мне предстояла поездка в зону. Когда ты не знаешь, что это такое, когда ты не знаешь, что нужно брать, что с тобой будет происходить… И эти вопросы занимали меня гораздо больше. Плюс, все это казалось чем-то, что было извне, снаружи. Я не ощущала влияние этих дрязг на себя, а их было очень много таких дрязг, каждый день. А потом все изменилось.

Изображение
Мария Алехина, Екатерина Самуцевич и Надежда Толоконникова (слева направо) на рассмотрении кассационной жалобы на приговор в Мосгорсуде
© Фото: Андрей Стенин / РИА Новости


Тем не менее, вы вместе с Толоконниковой написали письмо, в котором утверждали, что [муж Надежды Толоконниковой, активист] Петр Верзилов не имеет никакого отношения к группе Pussy Riot.

Да, это было уже после нашего приговора. Скажем так, до нас дошли слухи о его возможных действиях, так бы я сказала.

Ты сыну как-нибудь успела объяснить свое этапирование в колонию?

Нет. Это ведь внезапно делается. Мне никто не давал свидания с сыном после приговора: просто увели, и все.

Считается, что человек, который занимается деятельностью, идущей вразрез с линией власти, должен быть готовым к тому, что за ним придут. Ты была к этому готова?

Нет. Конечно, не была. И тем лучше: я это [заключение] прожила полнее. Когда ты к чему-то готовишься, то все равно никогда не происходит так, как ты подготовилась. Во-вторых, не знаю, ощущения чище: вот оно есть так, как оно есть. Проживай каждую минуту, смотри на то, что происходит, смотри и запоминай. Вот в этот четверг этапировали девушку, Ирину Федоренко: ВИЧ-инфицированная, с полученным в мордовской ИК-2 циррозом. Она очень серьезно больна, если ее в ближайшее время не актировать, она просто умрет. Когда я пожимала ей руку, она у нее вот такого цвета (показывает на плед синего цвета): абсолютно синяя, как будто без костей. На эту девушку невозможно смотреть без слез, у нее распухшее лицо и экзема по всему телу, мне страшно хочется ей помочь. Она, вот в этом ее состоянии, давала объяснения прокурорам и правозащитникам, сейчас ее увезли в больницу. Она просто переходит с места на место - из больницы в жилую зону, а потом наоборот, хотя всем понятно, что нужно просто открыть ворота и отпустить ее, что она тяжело больна, ей недолго осталось.

Это ведь очень простая мысль: «Есть человек, он пока еще жив, давайте дадим ему возможность умереть на воле». Вот это сопоставление живого человека и бумажно-бессмысленной процедуры доводит до отчаяния: хочется найти способ подорвать [систему] изнутри и заставить их действовать иначе.

Изменить эту систему сейчас пытаются, насколько я понимаю, многие правозащитники.

Нет, их мало. Если мы возьмем Мордовию или Пермский край, то мы поймем, что это горстка очень усталых людей, которые давно работают на систему, и, если говорить о том же Пермском крае, они не могут разорваться на весь огромный регион и плотно работать по одной колонии, это физически невозможно.

Все очень просто: если общество хочет жить в безопасности, оно должно следить за состоянием в исправительных учреждениях. Потому что если этого не делать, то безопасности не будет: люди выходят из тюрьмы и идут на новые преступления. Никого уже не интересует, на какие тюрьмы идут наши налоги, но безопасность - хорошая мотивация. Никому не хочется, чтобы его ребенка подсадили на наркотики, нет ни одного человека, который бы захотел, чтобы его сыну или дочери предложили героин. Так сделайте что-нибудь для этого!

Ты уверена, что у тебя получится эту систему изменить?

Мне бы хотелось действий, которые носят прорывной характер.

Восьмичасовой день и поутихшая администрация - это супер, это очень хорошо. К сожалению, без продолжения все это быстро сходит на нет, я это лично [в Березниках] своими глазами видела.

Ты ведь не шила сама в колонии?

Они сделали все возможное, чтобы я с промзоной вообще никак не соприкасалась. У меня была репутация человека, который ищет нарушения, а я их не искала, а просто видела разные вещи. Я работала инструктором в ПТУ, ко мне приходили разные женщины, и я обучала их сидеть за машинкой. То есть мне нужно было говорить им: «Сидите смирно, не разговаривайте!» - чего я, естественно, не делала. У меня все разговаривали, я, по-моему, была самым либеральным инструктором за всю историю этого ПТУ.

Они у меня шили все, что хотели - и как хотели: в ПТУ они учатся по восемь часов, шьют рукавицы. Смотри, как шьют рукавицы (берет игрушечного зайца, подаренного при встрече на вокзале). Верха - это обрезки от формы УИС [уголовно-исправительной системы], подкладка - остатки матрасов, а подклад - обрезки от ВДО [внутреннего довольствия, форма для заключенных], который тоже шьют. Сырье, которое поставляют в колонию для изготовления продукции, используют для производства рукавиц, которые потом тоже продают. Это все очень просто, прибыль от безотходного производства. При этом ученики в ПТУ не получают вообще ни копейки, вообще ничего - они учатся.

Когда ты в Москве вышла из поезда, и на тебя бросилась толпа…

Ну, они [мне] просто обрадовались. Мне было тесно, но нормально.

А почему тебя не пришла встречать [участница Pussy Riot] Екатерина Самуцевич?

Она пришла, но не успела увидеть меня на вокзале. Катя позвонила, когда мы уже сели в машину, чтобы ехать в аэропорт.

Самуцевич тоже собирается ехать в Красноярск?

Не могу сказать. Я ничего об этом не слышала и этот вопрос с ней не обсуждала.

© Беседовала Светлана Рейтер, Лента.ру, 11:00, 24 декабря 2013
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4672
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Интервью Надежды Толоконниковой

Сообщение FontCity » 25 дек 2013, 15:04

«Я чувствую себя мешком с картошкой»

Интервью с участницей группы Pussy Riot Надеждой Толоконниковой

Изображение
Надежда Толоконникова
© Фото: Денис Синяков / «Лента.ру»


Надежда Толоконникова вышла на свободу по амнистии в понедельник, 23 декабря. Уже во вторник она встретилась с другой участницей панк-группы Pussy Riot Марией Алехиной. Алехина, отбывавшая заключение в Нижегородской области, прилетела к подруге в Красноярск, чтобы обсудить «совместный правозащитный проект». Через пару дней они собираются дать большую пресс-конференцию в Москве. В Красноярске с Надеждой Толоконниковой поговорил корреспондент «Ленты.ру».

Надежда Толоконникова, как и Мария Алехина, сразу после освобождения заявила о своих намерениях продолжить борьбу за права заключенных. В частности, она собирается добиться отставки главы мордовского управления ФСИН генерала Олега Симченкова. В противном случае, по ее мнению, в мордовских колониях ничего не изменится - «людей будут убивать как морально, так и физически».

Остаток наказания Толоконникова отбывала в красноярской больнице. Участницу Pussy Riot перевели в Красноярск после ее жалоб на руководство мордовской колонии ИК-14 (там она содержалась до ноября 2013-го); при этом добиться перевода Толоконниковой удалось по итогам длительной голодовки. В конце сентября 2013-го «Лента.ру» опубликовала большое письмо активистки, посвященное массовым нарушениям прав осужденных женщин на производстве; его широко обсуждали в России и на Западе.

В интервью «Ленте.ру» Надежда Толоконникова рассказала, что достаточно рано начала интересоваться политикой - при участии отца, «который вообще отличный тип». По словам активистки, ее совместная с Алехиной правозащитная организация будет называться «Зона права». Главная задача организации - в том, чтобы «заставить тюремную систему работать так, как она должна работать». Для этого придется бить «точными ударами по конкретным нарушениям». По мнению Толоконниковой, в результате ее деятельности ситуация в Мордовии уже улучшилась.


«Лента.ру»: Я перед интервью сидела в лобби вашей гостиницы и подслушала разговор двух совершенно бандитского вида мужчин, в белых рубашках с черными бабочками и сигарами. Один из них, увидев тебя, спросил у второго: «А сколько она вообще сидела»? Тот ему отвечает: «Два года». Первый зло кричит: «*****, да в сталинское время за то, что она сделала, расстреливали! Она ж, *****, пошла в церковь, все иконы обосрала, и за это - всего два года?!» Ты с такой агрессивной реакцией в свой адрес часто сталкиваешься?

Надежда Толоконникова: Нет, как правило, в глаза мне такие вещи не говорят, потому что это бравада.

Что ты имеешь в виду?

Бравада жестокостью, которой люди легко манипулируют в тот момент, когда они непосредственно не видят человека. А чтобы кто-то высказывал такое в глаза - такие примеры были единичны. Я считаю, что тех людей, которые не могут тебе высказать свое мнение в глаза, просто не нужно замечать, потому что за слово действительно надо отвечать. Если они не готовы обсудить этот вопрос со мной, то не нужно обращать на них внимания.

Изображение
Мария Алехина и Надежда Толоконникова
© Фото: Денис Синяков / «Лента.ру»


Хорошо, а если что-то подобное будут говорить тебе, глядя в глаза?

Ну что ж, тогда я поговорю. Был один похожий момент в СИЗО, и я сумела объяснить свою позицию. Я объяснила политическую составляющую нашей акции, я объяснила, что в действительности все обстоит немного не так, как показывают федеральные каналы, и изначально смысл акции был несколько другой. Как правило, к моим доводам люди прислушивались. Я не говорю, что у них сразу же диаметрально менялось мнение, но они, безусловно, понимали, что видят перед собой не какого-то безумного отмороженного человека с антирелигиозными идеями в голове, а того, кто готов постоять за свою точку зрения.

Мне кажется, любому человеку было бы обидно: он несет свои светлые идеалы в мир посредством современного искусства, а мир в ответ - «Да он иконы обосрал!»

Во-первых, чтобы эту ситуацию изменить, нужно передать власть на федеральных каналах людям, чьи политические взгляды радикально отличаются от тех, что приняты в государстве. Второе: негативная реакция на современное искусство была, есть и будет всегда. Современный художник - не стодолларовая купюра, чтобы всем нравиться. Традиционно, с начала ХХ века, современный художник - это человек, задающий вопросы, провоцирующий общество, раскалывающий его. Это началось с авангарда, который очень неплохо развили дадаисты, прямо говорившие о том, что искусство - это бомба, которая должна взорваться. В противном случае это не искусство. Сейчас дадаисты составляют классику современного искусства - хотим мы этого или нет, с этим приходится считаться. Кому-то не нравится, как рисовал Айвазовский…

А кому-то нравится то, что делал Марсель Дюшан. Ты считаешь, ваша акция уже вошла в классику современного искусства?

Я думаю, это уже решенный факт.

Насколько я понимаю, ты была основным идеологом группы Pussy Riot.

Мы последовательно высказывались, начиная с того момента, когда произошла эта чудовищная рокировка и Путин пошел на третий срок. У большинства людей в стране мнения вообще не спросили, просто поставили перед фактом. В связи с этим фактом группа Pussy Riot начала существовать, и наши акции были продиктованы эмоциями, которые нас захлестнули, когда мы услышали [это] волеизъявление, которое было высказано за всех без их спроса.

В тот момент я поняла, что не могу больше жить так, как жила раньше, и все свое время, которое я могу достать и вырвать, нужно тратить на то, чтобы как можно громче кричать об этом и сделать все, что было в моих силах. Какой арсенал у меня был? Арсенал средств современного искусства, акционизма. Названия у группы тогда не было; мы посовещались и решили, что нужно использовать то, что уже наработано, поскольку покорять новые вершины поздно, нет времени. Мы реагировали так, как умели.

В беседу вмешивается муж Надежды Толоконниковой Петр Верзилов: «Тебе еду заказать? Что ты хочешь?»
Толоконникова отвечает сурово: «Мне все равно. Мне просто не хочется, чтобы кто-то беседовал в тот момент, когда я говорю».
Верзилов: «Sorry, sorry».

За что именно ты, Надежда Толоконникова, не любишь Путина?

Теперь, кажется, мне довольно легко отвечать на этот вопрос: после того, как я посидела в заключении, пережила достаточно серьезные испытания по воле… Я не буду говорить - этого человека. Поскольку, когда я говорю «Владимир Путин», то имею в виду не одного конкретного человека, а всю систему, им выстроенную. Художникам свойственно говорить метафорами: когда мы говорим «парус», то имеем в виду «кораблик», а когда мы говорим «Путин», то имеем в виду политическую систему, построенную им. Я думаю, этот человек отобрал у меня несколько лет жизни, проведенных в заключении, а это довольно весомый факт. Правда, мы приобрели некий опыт и будем использовать его в позитивном ключе - и не будем всеми силами пытаться забыть о нем, как другие.

А что было раньше, до этого опыта? Я достаточно рано начала интересоваться политикой. Так сложилось… Может быть, в это меня втянул мой папа, который у меня вообще отличный тип, и когда мне было лет 13, нет, наверное, лет десять, и я в очередной раз попросила: «Пап, купи мне [журнал] Cosmopolitan», то он мне ответил: «Какой Cosmopolitan?! Читай "Власть", "Итоги"». Он приучил меня к радио «Эхо Москвы»: я не понимала ничего, но, поскольку авторитет папы был высок, я привыкала.

Потом я пришла на философский факультет, на котором меня интересовали детали социальной философии. Понятно, что без осмысления политической системы в философии вообще никуда не продвинешься. И меня дико доставало то, что философский факультет, на который я шла с безумной надеждой, оказался невероятно непрогрессивным - огромная часть ключевых текстов до сих пор не переведена на русский язык. Я видела, кто занимается переводами этих философских текстов. Это безумные люди, которым не платят ни гроша, которые сами платят деньги за то, чтобы издавать книги, которые чертовски важны для современной российской культуры. И эти люди, они почти юродивые, поскольку издают книги с почти религиозным трепетом.

Часть книг я изучала на английском языке, и у меня возникал вопрос: почему на философском факультете МГУ, который является самым прогрессивным вузом страны, происходит такая чертовщина, такое мракобесие?

И какая в этом связь с Путиным?

Очень простая: система страны очень плотно завязана на том, как функционирует система образования в целом. Структуру функционирования философского факультета можно перенести на любые другие учреждения: ни в коем случае официально не поощряется развитие реальной мысли у студентов. Если это происходит, то это происходит вопреки, а не благодаря.

Через несколько дней после того, как ты написала свое знаменитое письмо о положении дел в колонии, другая заключенная из той же зоны, националистка Евгения Хасис написала ответ. Согласно этому ответу, все жили неплохо, а тут пришла какая-то сумасшедшая, стала бегать с матрасом и кричать: «Я всех спасу!»

Во-первых, я не кричала о том, что я всех спасу, я никому не навязывала свою помощь. Дело в том, что это было выстраданное этическое решение: я понимала, что если я не совершу этот радикальный жест, не попытаюсь изменить саму стилистику отношений заключенных и администрации в этой колонии, то, вероятно, в ближайшее время ничего хорошего в этой колонии вообще не случится - режим в колонии усиливался, количество рабочих часов росло каждый месяц.

Как ты думаешь, почему так выстрелило именно твое письмо? До него же многие правозащитники пытались привлечь внимание к женской тюрьме. У тебя получилось, у них - нет.

Вероятно, это потому, что письмо было личным жестом: оно было сопряжено с голодовкой, мне грозила опасность за то, что я делаю. Одно дело - правозащитник, который зашел в колонию, вышел из нее и рассказывает о том, что в колонии происходит. Другое дело, когда письмо пишет человек, который находится непосредственно в этом месте, в любую минуту ждет злобной мести со стороны представителей администрации.

Изображение
Петр Верзилов, Надежда Толоконникова и Мария Алехина
© Фото: Денис Синяков / «Лента.ру»


Ты сидела в ШИЗО.

Меня поместили туда, назвав изолятор «безопасным местом». Там было дико холодно, как обычно и бывает в Мордовии в камерах ШИЗО. Это такая старая тюремная привычка: обычно заключенных в ШИЗО наказывают не изоляцией, а невероятными бытовыми условиями - в первую очередь, бытовым холодом. Это удобно делать осенью, но можно и зимой: в ИК-2, например, очень любят женщин вымораживать. Просто открывают все двери на улицу: сами сотрудники мерзнут, но осужденный ведь должен вымораживаться, поэтому администрации плевать. Сотрудники ходят в тулупах, женщины прыгают по камере в трусах и в оранжевом платье. Причем я никогда и нигде не видела таких платьев: обычно заключенным разрешают находиться в обычной одежде - та же самая роба, штаны, пиджак. Так теплее, чем в этом американском платье из прорезиненной ткани, которая абсолютно не греет. Как будто их специально делают для того, чтобы человек умер от холода.

Когда меня поместили в ШИЗО, позитивным для меня было то, что я могла пользоваться своей обычной формой. На следующий день я написала заявление о том, что меня пытают холодом и мне принесли обогреватель. Там все время приходится идти на радикальные меры, чтобы добиться того, что положено обычному человеку.

Как ты во время своего заключения относилась к впечатляющей пиар-кампании, которую вел вокруг ваших с Машей имен твой муж Петр Верзилов? Со стороны это местами выглядело искусственно подогреваемым интересом.

Вам всем никогда не приходило в голову, что письма, которые пишет человек из колонии, он пишет только из соображений собственной мотивации? Тебя не интересуют внешние причины - особенно когда ты находишься в заключении и особенно в таком месте, как Мордовия. Ты выдаешь то, что находится внутри тебя, с очень выстраданной мотивацией.

Скажи, а что случилось с третьим членом вашей группы Екатериной Самуцевич? Даже если смотреть по новостям, понятно, что между вами уже почти нет ничего общего - вы выходите по амнистии, она подает иск в полтора миллиона рублей на вашего бывшего адвоката Николая Полозова.

Я думаю, об этом нужно спросить у Кати: это ее голова, ее поступки, ее действия. Я нормально отношусь к своим бывшим адвокатам, благодарна за помощь, которую они мне оказали.

Речь, скорее, не об адвокатах, а о том, является ли она по-прежнему членом Pussy Riot.

Я сама не настаиваю на том, что являюсь членом группы Pussy Riot. Я - Надя Толоконникова, а Pussy Riot принадлежит всем, принадлежит миру. Группа изначально позиционировала себя как не привязанную к личности: наше участие в группе не должно было быть никоим образом освещено. О том, что конкретно Надя принимает участие в этой группе, не должно было быть известным никому: мы закрывали лица, не давали наших биографий.

Ко мне сегодня подошла администратор вашей гостиницы «Купеческая» и спросила: «Вы журналист? Вы про это [Алехину и Толоконникову] будете писать? А можете не писать, что все это в нашей гостинице происходит?»

Это очень похоже на жест системы, которой есть что скрывать. Он не имеет никакого рационального подтекста. Вероятно, это идет еще с советских времен, когда открытость и прозрачность - это всегда плохо, за нее можно выговор от начальства получить.

Или, например, постояльцы перестанут останавливаться в гостинице, где «кощунницы» жили.

В разговор вновь вступает Петр Верзилов: «Я думаю, есть две реакции. В первом случае к вам подходят, вежливо говорят: "Вот вам ваши вещи, мы вынуждены просить вас уехать", - а во втором закрывают глаза, хоть сами и против. Эти люди подсознательно не самый плохой вариант для нас выбрали».

Что за проект вы хотите основать вместе с Марией Алехиной?

Он называется «Зона права» и заключается в том, чтобы заставить тюремную систему работать так, как она должна работать. Как это делать? Точными ударами по конкретным нарушениям, которые нами выявлены в большом количестве. Насколько мне известно, ситуация в Мордовии улучшилась, есть надежда на то, что зарплаты будут более вменяемыми. Теперь главная задача - не останавливаться на достигнутом. Мы хотим помочь и тем людям, с которыми мы встретились в заключении, и тем людям, которые решат обратиться к нам. Если есть люди, которым есть что сообщить, я бы хотела их просить обращаться к нам.

Тебя только что выпустили по амнистии, но вряд ли ты чувствуешь глубокую благодарность.

Абсолютно нет. Я чувствую себя мешком с картошкой, который взяли с одного места и перенесли в другой. Что я, что Маша - отказались бы от этой амнистии, если б нас кто-то спросил, нужна ли она нам. Эта амнистия нужна другим - в частности, фигурантам «болотного дела» с 318-й статьей, тем, кому грозит что-то страшное. Я видела, как в колонии относятся к политзаключенным, это очень специфическое отношение: и внимание, и давление заставляют срок тянуться дольше. Ты постоянно находишься в напряжении, и мне бы хотелось, чтобы люди, которые попали за решетку ни за что, [не] испытывали это чертовское давление, поскольку они этого не заслужили.

Изображение
Мария Алехина и Надежда Толоконникова
© Фото: Денис Синяков / «Лента.ру»


Тут, в Красноярске, по всем телеканалам делают ставки - устроите вы новую акцию или нет.

У меня не было времени смотреть телевидение Красноярска. Я спала всего несколько часов, у меня жуткое ощущение, что я все время чего-то не успеваю.

Если вдруг найдутся новые девушки в балаклавах, которые перекроют все, что вы сделали, будет ли тебе обидно?

Ни в коем случае. Я буду в полнейшем восторге.

Год назад я делала материал об Ольге Зелениной, эксперте по «маковому делу», которая сидела с тобой в одном СИЗО. Она мне жаловалась, что ты ее попрекала тем, что она слишком старомодная и религиозная.

Я ни разу не видела, чтобы она крестилась. У нас с ней действительно были дискуссии, но совершенно по другому поводу - на тему повышенного градуса гомофобии в российском обществе. В тот момент мы сидели вместе с Куртом: этот персонаж появился в моей жизни, когда я приехала в СИЗО после приговора, с «двушечкой». Я приезжаю в совершенно безумном состоянии, захожу в камеру и вижу мужика. Он с акцентом говорит: «Здравствуйте, меня зовут Курт». Оказалось, это гражданин Швеции, который собирался вот-вот менять пол, но попал в СИЗО со статьей 159, ч. 3 [мошенничество, совершенное с использованием служебного положения]. Мы с ним обсуждали вопросы социальной системы, возможности не прерывать социальное самосознание людям с детства - и как эти модели используются в странах Скандинавии. Я, открыв рот, записывала все за ним, у меня до сих пор сохранились эти конспекты. Время от времени Зеленина, сидевшая с нами в одной камере…

Толоконникову перебивает Верзилов: «Послушайте, это очень интересно! Журнал Time хочет поместить Надю с Машей на обложку в первом номере 2014 года! Журнал Time - это самый главный журнал планеты. Из русских там на обложке были только Сталин, Горбачев и Путин».

Давайте не об этом, Курт гораздо интереснее! Собственно, я, открыв рот, все за ним записывала. А Ольга [Зеленина] периодически влезала в наши разговоры, говорила, что жена должна быть в тени мужа и вся прочая каменная стена.

Приносят еду. Надя, не видя вилки: «Они что думают - я до сих пор заключенная?!» Потом находит вилку и нож: «Когда я в колонии ела ножом и вилкой, все остальные думали, что я выпендриваюсь. А я им говорила: "Попробуйте, так гораздо удобнее"».

© Беседовала Светлана Рейтер, Лента.ру, 10:00, 25 декабря 2013
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Holy Scripture
Администратор
Сообщения: 1041
Зарегистрирован: 27 мар 2011, 20:51

Итоги тюрьмы и планы действий на свободе

Сообщение Holy Scripture » 26 дек 2013, 21:38

Интервью Надежды Толоконниковой и Варии Алёхиной Ксении Собчак



© Телеканал «ДО///ДЬ»

Аватара пользователя
FontCity
Сообщения: 4672
Зарегистрирован: 28 мар 2011, 00:34
Откуда: Тверь
Контактная информация:

Пока живут на свете дураки

Сообщение FontCity » 26 дек 2013, 22:35

{...} или горе от ума

Попался на глаза недавний пост протодиакона РПЦ МП Андрея Кураева про участницу панк-группы «Pussy Riot» Марию Алехину. Лучше ознакомиться в оригинале, букв в опусе не так много, но для тех, кому лень переходить по ссылке, кратко перескажу смысл. Господин Кураев утверждает, что Алехина не умна. Причем это следствие божественного провидения: «посылку от Бога с надписью «ум» она еще не получила», подразумевая, что сам батюшка удостоился быть одним из адресатов. И это именно тот редкий случай, когда для прояснения истины требуется установить, кто нам ее глаголет.

Русскую Православную Церковь Московского патриархата (РПЦ МП) многие ошибочно считают единственной законной правопреемницей Православной Кафолической Греко-Российской церковью, которая до Октябрьского переворота имела особый статус, а взаимоотношения ее с царской властью определялось доктриной «симфонии», заимствованной у Византии. На самом деле после прихода к власти большевиков в ответ на террор возникло несколько православных церквей: Русская Православная Церковь за границей, Катакомбная Церковь и другие, отвергнувшие подчинение юрисдикции Московского патриархата. Сам Московский Патриархат за первый десяток лет террора тоже был практически обезглавлен и разгромлен. Но Сталин и ОГПУ в 1927 расчетливо решили, что полное уничтожение православных церквей, как организаций, методом террора не приведет к отказу от веры миллионов прихожан. К тому же, настроения в этой среде при уничтожении организации сложнее контролировать. Тогда было решено под надзором ОГПУ практически на пепелище воссоздать единую православную церковь. Главой Сталин назначил заместителя Местоблюстителя патриаршего престола митрополита Сергия (Страгородского), который тут же выпустил декларацию «Об отношении Православной Российской Церкви к существующей гражданской власти». Теперь симфония возникла уже между богоборческой властью и созданной ей при ОГПУ церковью, позже переименованной в Русскую Православную Церковь Московского патриархата (РПЦ МП). За рубежом и среди верующих, не принявших Декларацию митрополита Сергия, РПЦ МП принято называть безблагодатной Красной или Сергианской Церковью. Органы госбезопасности с поставленной задачей справились, жестко контролируя всю церковную жизнь. Возведение в сан производилось с одобрения уполномоченного ОГПУ-НКВД-МГБ-КГБ, активная вербовка сексотов и информаторов велась начиная с семинарии. От советского периода современная РПЦ МП отличается принципиально только тем, что ей власть разрешила вести широкую коммерческую деятельность на льготных условиях, придав статус внутреннего безналогового офшора.

Теперь про ум. Метаморфозы, которые претерпела за последнее столетие нынешняя РПЦ МП, безусловно, можно считать следствием наличия у ее иерархов большого ума. По их логике глупо было в советский период отказываться от сотрудничества с богоборческой властью и органами госбезопасности, когда из него можно извлечь столько выгод для себя лично и Церкви. Причем нынешний Патриарх Кирилл (Гундяев) в этом вопросе является верным продолжателем дела Сергия (Страгородского), заявляя в частности: «Факт встречи духовенства с представителями КГБ нравственно безразличен» (Бюллетень "Прямой путь", N 1-2, 1992 г.). Именно наличие большого ума и, как одного из следствий - коммерческой жилки, послужило основным аргументом в пользу избрания господина Гундяева Патриархом. Хотя Патриарх Кирилл уже успел прославиться многочисленными скандалами, но, вероятно, это для него и РПЦ МП тоже нравственно безразлично.

На фоне умного поведения иерархов РПЦ МП участницы группы Pussy Riot - дуры. Зная, что бизнес-центр Храм Христа Спасителя является главной площадкой, откуда ведутся телетрансляции костюмированных церемоний в стиле «a-la russe» с участием правящего тандема, не побоялись обратиться с живой, пусть и неканонической, молитвой к Богу, ошибочно принимая данное место за Храм Его. Сакральный для любого бизнесмена в рясе или богослова в штатском торгово-развлекательный комплекс был осквернен упоминанием всуе святого имени - Путина, да еще в негативном контексте. Весь нынешний смысл существования РПЦ МП заключается в создании правильной телекартинки по памятным датам: Его Величество сияет в блеске софитов, вокруг челядь с подобострастными выражениями лица, фоновая массовка из сотрудников ФСО, загримированных под народ, а рядом первосвященник в расшитом золотом облачении, подчеркивающий легитимность правителя. Лепота, вписанная Эрнстом и Добродеевым в сценарии всех телепостановок. И тут какие-то дуры пытаются сменить контекст. Вторая непозволительная глупость - отказ от сотрудничества с компетентными органами. Вся современная история РПЦ МП учит, что это глупо. Третья - отсутствие прошений о помиловании. Очень глупо, очень.

В контексте христианского вероучения права обоих костюмированных коллективов - группы Pussy Riot, возглавляемой Надеждой Толоконниковой, и РПЦ МП, возглавляемой Владимиром Гундяевым, обращаться с молитвами к Богу, равны. Только первые, хотя и не носят креста, но делают это искреннее и по зову сердца, а вторые из коммерческого расчета, отрабатывая государственный заказ на театрализованные постановки, и по принуждению, обслуживая власть, состоящую из выходцев из того ведомства, в котором в архивах хранится масса интересного на бородатых артистов.

Протодиакон Андрей Кураев велеречивый и образованный среди невежд, дерзновенный апологет РПЦ, которому знакомо множество профессиональных приемов из фарисейских наставлений. Из него вышел бы блестящий адвокат в миру - гордость любой адвокатской палаты, но он выбрал иной путь - стал адвокатом корпоративным - «адвокатом дьявола». И он умен. А вот Иисус из Назарета {...} оставил он после себя одни только воспоминания учеников.

Это уже потом позже построили бизнес-центры Его имени и само имя превратили в популярный продаваемый бренд. Так что все правильно говорит корпоративный адвокат - нет ума у PussyRiot, не получили они посылку, а дошла она только ему. Хотя я бы на месте Кураева адрес отправителя внимательнее рассмотрел. Но, впрочем, таким мелочам в РПЦ МП давно не придают значения.

© Изображение Михаил Аншаков, председатель Общества защиты прав потребителей. Facebook, 26 декабря 2013 г. в 12:08
• «Слова мудрых - как иглы и как вбитые гвозди...»
• «The words of the wise are as goads, and as nails fastened...»

Ответить
 

Вернуться в «Церковь и гражданское общество»